Какие меры помогут решить проблему бродячих собак в Алтайском крае

Какие меры помогут решить проблему бродячих собак в Алтайском крае

Бездомные собаки в приюте «Ласка»Фото: пресс-служба АКЗС

Вводить эвтаназию агрессивных животных или наказывать нерадивых хозяев? Тратить миллионы на строительство приютов или менять законодательство? Обострившаяся проблема бродячих собак в Алтайском крае вызвала бурную дискуссию на заседании Общественной палаты 9 февраля. Эксперты сошлись в одном: ситуация требует комплексных и даже радикальных изменений. Но только без помощи федерального центра попытки сдвинуть этот «тяжелый груз» будут провальными. Подробнее об этом – в материале «Политсибру».

Перекрыть кран

Главный источник проблемы бездомных животных – человек, убеждена руководитель барнаульского приюта «Ласка» Софья Куликова. Ведь если бы каждый ответственно относился к тому, кого приручил, то столько безнадзорных собак мы бы сейчас на улицах не видели.

По словам Куликовой, «перекрыть кран» можно, если будет проводиться массовая стерилизация животных, а владельцы перестанут выбрасывать собак и выпускать их на свободный выгул. А чтобы к этому прийти, надо навести порядок в некоторых вопросах.

  • 1. Организовать систему отлова и содержания бродячих животных.

Однако для этого нужно увеличить тарифы и упростить требования к подрядчикам и приютам. А также помогать инициативным группам открывать новые пункты для размещения четвероногих.

  • 2. Контролировать хозяйских собак.

В этом случае нужно вводить наказание за то, что владельцы выбрасывают животных на улицу. И сделать стерилизацию более доступной (сейчас эта процедура не всем по карману).

  • 3. Работать с населением, чтобы они не подкармливали бездомных животных и не отпускали собак с поводка в период «собачьих свадеб».

Если все это выполнить, то через пять лет проблема бездомных собак в регионе сойдет на нет. Кстати, в Нижегородской области удалось добиться положительной динамики. Председатель Общественной палаты Алтайского края Юрий Шамков рассказал, что там на 3,2 млн населения всего 3,9 тысячи бездомных собак и их численность сокращается. А у нас на 2,3 млн жителей приходится более 11 тысяч бродячих животных (по другим оценками более 14 тысяч), и их поголовье продолжает расти.

Оторваны от реалий Какие меры помогут решить проблему бродячих собак в Алтайском крае Сама себя не накормит. Общественники призвали поднять тарифы на содержание бродячих собак на Алтае Новости

Муниципалитетам Алтайского края на выполнение полномочий по отлову и содержанию бездомных животных ежегодно выделяют 16 млн рублей из краевого бюджета. У каждого района и города свой «кусок»: кому-то дают 130 тысяч, кому-то 60 тысяч, а кому-то 20-30 тысяч на год. Однако деньги осваивают не все: в 2020-м израсходовали только 10,3 млн рублей, а в 2021-м – 11,9 млн рублей, рассказал замначальника управления ветеринарии Анатолий Батюта.

Одна из причин – низкие тарифы и окупаемость услуг, из-за чего организации не хотят заявляться на аукцион. Сейчас на отлов, лечение, стерилизацию и содержание одной собаки в течение 45 дней выдается 7,4 тысячи. В то время как в других регионах эта сумма в два-три раза больше.

Власти заявили, что в 2022 году индексируют тарифы на 9,1%, но подрядчики уверены, что это ничего не решит. К примеру, на стерилизацию животного отводится 1129 рубля. После корректировки будет 1,2 тысячи рублей (для сравнения: в частных клиниках процедура стоит от 4 тысяч рублей и выше).

«К сожалению, за такую сумму ни одна клиника не делает эту процедуру. В том числе государственная. А где тогда это должен делать подрядчик?» – спросила у чиновника Софья Куликова.

Но вопрос, по сути остался без ответа. Вместо этого Батюта попытался объяснить, откуда складываются такая сумма на стерилизацию. Он начал с того, что по сведениям управления, прямые затраты на медикаменты и расходные материалы на собаку до 10 кг составляют 950 рублей. А на вопрос почему же за эту цену даже муниципальная клиника не делает, ответил, что тут не учитываются затраты на работу специалиста. Но кто же тогда должен эту статью расходов оплачивать?

Этим вопросом задался и глава алтайского Крайсовпрофа Иван Панов. По его мнению, тарифы должны быть экономически обоснованными. В противном случае, индексировать их можно сколько угодно: за столь скромные деньги никто не пойдет работать себе в минус.

«Тарифы надо полностью пересмотреть. Чтобы понимали, что входит в расходы на стерилизацию. Кто ее должен произвести, если мы туда не включаем трудозатраты? Собака сама себя должна стерилизовать? А также накормить, убрать за собой и будку построить? Что это за тарифы, в которые ничего не входит?» – возмутился Иван Панов.

Несмотря на то, что выделяемые из бюджета деньги не осваиваются, власти все равно намерены увеличить финансирование до 24 млн рублей, рассказал депутат АКЗС и председатель комитета по аграрной политике, природопользованию и экологии Сергей Серов.

Также они предлагают изменить механизм перераспределения средств. Если район не осваивает деньги, то их частично отдадут муниципалитету, который со своей задачей справляется. Это, по мнению Анатолия Батюты, позволит сократить сумму неосвоенных средств и отловить больше собак.

Однако Иван Панов считает, что эта позиция неправильная. Ведь это не решит проблемы районов, где попросту не смогли найти организацию по отлову. И собаки продолжат бегать по улицам и представлять угрозу другим животным и людям.

Цена бездействия Какие меры помогут решить проблему бродячих собак в Алтайском крае И даже усыплять. Как в Алтайском крае планируют решать проблему бродячих собак Аналитика

Больше половины муниципалитетов Алтайского края выступили за то, чтобы с них сняли полномочия по обращению с животными и вернули на уровень региона. Все потому, что они не могут выполнять возложенные обязательства из-за высоких требований, а жалобы населения на стаи агрессивных собак продолжают поступать. А если закон не исполняется, то местные власти попадают в поле зрения правоохранителей.

В 2021 году прокуратура Алтайского края выявила, что 20 муниципалитетов не приняли меры по организации отлова и содержания безнадзорных животных. После вынесенных предписаний восемь органов местного самоуправления провели аукционы и заключили контракты, а четыре представления все еще находятся на рассмотрении.

По словам прокурора отдела по надзору за исполнением законов в сфере экономики и охраны природы краевой прокуратуры Елены Константиновой, найти организацию действительно проблематично. Потому что 44-й закон (о госзакупках) устанавливает определенные требования, которые могут не позволить провести конкурс на выгодных участникам условиях. А так как они не проводятся, их признают несостоявшимися.

Если же органы местного самоуправления не принимают меры по представлениям прокуроров, то это считается основанием для предъявления исков в суд.

«За непринятие мер суды выносят главам административное наказание. Если руководитель муниципалитета имеет 20 судебных решений, то он должен написать заявление о своей отставке. Вот цена вопроса нашего бездействия. Мы говорим много, но ничего не делаем», – эмоционально высказалась глава Алейского района и председатель Совет муниципальных образований Алтайского края Светлана Агаркова.

Прокуратура проанализировала нарушения со стороны муниципалитетов и приютов (к ним тоже были претензии) и пришла к выводу о низкой эффективности реализации федерального закона об ответственном обращении с животными. В ведомстве считают, что проблема требует изменений и радикальных мер.

В 2020-м в Алтайском крае отловили 1838 животных, а в 2021-м – 1871. В прошлом году вернули в прежнюю среду обитания 1165 голов, согласно данным управления ветеринарии. До принятия закона в регионе с улиц ежегодно убирали около 6 тысяч животных. Ложное чувство безопасности

Выполнят муниципальные власти полномочия или нет, собаки продолжат бегать по населенному пункту. Ведь по закону даже пролеченных и стерилизованных животных нужно снова вернуть в среду обитания. То есть, если поймали Шарика около детского сада, то примерно туда же его и привезут через 45 дней. И все начнется по-новой.

Именно из-за этого главы муниципалитетов и депутаты АКЗС признали, что федеральный «гуманный закон» крайне несовершенен. И даже краевая прокуратура выступила за то, чтобы не выпускать собак в окружающую среду.

«После проведения карантинных мероприятий и стерилизации животные нередко проявляют агрессию, добывая пишу или охраняя место обитания. И воспринимают человека, в том числе и ребенка, как источник опасности, что приводит к повторному обращению граждан о необходимости отлова собак. При этом животные без владельцев с метками отлову не подлежат за исключением тех, которые проявляют немотивированную агрессию в отношении животных или человека», – пояснила Елена Константинова.

Но если не выпускать, то значит надо содержать собак в приютах. Однако в регионе на 69 муниципалитетов приходится лишь шесть таких организаций. В них могут разместить лишь 1,2 тысячи собак. Повторимся, по оценкам экспертов, в регионе насчитывается 11-14 тысяч безнадзорных четвероногих.

Федеральный закон не может обязать региональных или муниципальных властей строить приюты. А предусмотренное в документе право создавать такие организации не исполняется. И не удивительно: для того, чтобы возвести такой объект, нужно по разным оценкам 16-30 млн рублей. Таких денег нет ни у частников, ни у муниципалитетов, ни у дефицитного краевого бюджета. А потому, по словам Сергея Серова, депутаты готовят обращение в федеральный кабмин и минприроды с просьбой выделить регионам средства на обустройство таких площадок.

Помимо этого депутаты выступили с инициативой допустить усыпление гуманным способом особо агрессивных собак, которые задирают других животных и нападают на людей, говорит Серов. За год поступило более 2 тысяч обращений от населения из-за укусов.

С ним согласен и член Общественной палаты региона, проректор алтайского медвуза, а в недавнем прошлом бывший главный врач барнаульской горбольницы №11 Андрей Коломиец. По его мнению, ловить, стерилизовать и выпускать – напрасная трата денег и ложное чувство безопасности.

«Собака – это оружие. Она опаснее волка. Мощность та же, но все повадки и особенности человека она знает, и четко понимает, на кого можно напасть, где и когда. Собака – территориальный хищник. Когда семь-восемь голов объединяются в стаю, то начинают вести себя жестко. Себя они чувствуют хозяевами на территории, а все остальных – звеньями пищевой цепи. И начинают вытеснять человека. Но если собака – это оружие, то стая – ОПГ. Когда вожак ведет себя агрессивно по отношению к человеку, то и остальные собаки будут делать так же», – считает Коломиец.

Какие меры помогут решить проблему бродячих собак в Алтайском крае Из области фантастики. Почему в Алтайском крае так и не заработал гуманный закон по отлову бродячих собак Аналитика

С ними не согласилась Софья Куликова. Она напомнила, что раньше ежегодно уничтожали тысячи собак. Но меньше их не становилось.

«Убийство не решает проблемы в перспективе, потому что появляются новые бездомные животные. Смысл стоять по колено в крови? Надо добиться того, чтобы собаки не попадали на улицы», – настаивает общественница.

А для этого нужно привлекать к ответственности нерадивых хозяев, которые выбрасывают своих животных. Но с 2018 года так и не появилось ни одной статьи в КоАП, которую бы можно было к ним применить (административную ответственность только собираются ввести на федеральном уровне), говорит доцент кафедры судебной, административной и прокурорской деятельности РАНХиГС, кандидат юридических наук Людмила Коновалова.

И по мнению депутатов, штраф за такую безответственность должен быть серьезный. Но для того, чтобы применять такие санкции к нарушителям, нужно установить, кому принадлежит бродячая собака. А потому депутаты АКЗС внесли предложение сделать обязательной маркировку. Это позволит вести учет животных и в случае чего наказывать владельцев, которые выбросили или оставили своих питомцев без присмотра.

Скованы законом по рукам

Эксперты отметили, что можно сколько угодно дискутировать по этому острому вопросу. Однако решить его самостоятельно регион (и тем более муниципалитеты) не может, так как скован федеральным законом. В настоящее время край может только формировать предложения и направить их на федеральный уровень публичной власти, считает Коновалова. И хорошо, что там уже обратили внимание на проблему бездомных животных, что дает надежду добиться ее решения.

Участники заседания заявили, что федеральный закон нужно менять так, чтобы он позволил регулировать популяцию бездомных животных. Корректировки требуют и подзаконные акты, которые устанавливают правила содержания, отлова, транспортировки и возврата на прежнее место, говорит консультант отдела регионального законотворчества администрации губернатора и правительства региона Олеся Панина.

«В них содержатся трудно выполнимые условия для организаций, которые хотят заниматься этой деятельность. А ведь от этого зависит результат поведение конкурсов муниципалитетами. Если ослабить условия, то это положительно отразится на организации всей этой деятельности», – считает эксперт.

Но пока не будет принято действенных решений на федеральном уровне, Алтайский край продолжит жить по тем же правилам (с негодным законодательством). И работать с населением, ведь от владельцев животных очень многое зависит в этом вопросе.