В Барнауле установят барельеф известному футбольному тренеру Геннадию Смертину

В Барнауле установят барельеф известному футбольному тренеру Геннадию Смертину

Форэскиз на памятный барельеф Геннадию Смертину (фото: Николай Ерохин)

Если бы в спорте наравне с культурной сферой были похожие звания, то Геннадий Смертин вполне мог бы стать народным тренером по футболу. Своих воспитанников он зачастую натаскивал не на шикарных полях в спортшколах, а в обычных дворах многоэтажек Индустриального района Барнаула.

Младший сын Геннадия Ивановича Алексей до сих пор в интервью вспоминает, что его отец с самого детства был требовательным, порой, как ему тогда казалось, он перегибал палку, но если бы не папа-тренер, то, возможно, мир никогда бы не узнал о таком футболисте как Алексей Смертин. Впоследствии в Барнауле не появилась бы школа, носящая его имя, Парк спорта и многое другое. Сейчас же на него ровняются молодое поколение игроков.

У самого же Геннадия Смертина тренерских званий никогда не было. Ему это было не важно. Зато заслуг хоть отбавляй. Да и мальчишки рвались к нему на занятия и им было все равно, когда гонять мяч: хоть в снег, хоть в зной или дождь. И даже если его не было во дворе, ребята знали номер его квартиры, поднимались и просили мячики.

— Геннадий Иванович Смертин был очень скромным, но с большим гением внутри! Однажды он мне сказал: «Коля, мне не нужно никакой славы, всяческих почестей и денег, мне достаточно, чтобы про меня не забывали», — вспоминает дядя известного алтайского футболиста, игрока питерского «Зенита» и сборной России Александра Ерохина Николай Ерохин.

Сам Николай никогда не занимался футболом, он-то как раз относится больше к искусству – архитектура, дизайн, скульптура – вот это его. Но познакомиться с легендарным Геннадием Ивановичем было очень интересно.

В Барнауле установят барельеф известному футбольному тренеру Геннадию Смертину

Форэскиз на памятный барельеф Геннадию Смертину (фото: Николай Ерохин)

— С дядей Геной я познакомился, когда он начал индивидуально тренировать несколько отобранных им ребятишек, одним из которых был мой племянник Александр Ерохин. Мой жизненный путь далеко не футбольный, но, поверьте, мне было очень интересно тогда самому наблюдать за их игровой тренировкой, — рассказывает он. — Прошло время, и настал момент, когда Геннадий Иванович решил передать «свою работу» — 15-летнего Сашу на дальнейшее развитие в московский «Локомотив». Я тогда был в качестве водителя и проводил их в аэропорт Барнаула.

Как теперь мы уже все знаем, Александр успешно прошел отбор в столичную футбольную академию и остался там. Его наставник счастливый вернулся домой – не зря столько работали.

— По возвращению счастливого Геннадия Ивановича началась наша дружба с ним. Оказалось, что у нас с ним практически одни интересы. Мы ездили с ним на рыбалку, собирали грибы, говорили о высоком, проектировали в мыслях большой стадион и даже были на мероприятии «Life Music» в Че Геваре, — признается Николай.

А не так давно у его племянника и самого Алексея Смертина появилась идея увековечить память Геннадия Ивановича в Барнауле. Его не стало в 2016 году и на сегодняшний день в краевой столице проходит только Международный турнир в его честь. Задумка вылилась в создание барельефа, а за помощью обратились к Николаю Ерохину и он создал форэскиз. Причем сам Смертин-старший получился именно таким, каким его все запомнили: в шапке-петушке, тельняшке и с мешком футбольных мячей.

По словам автора наброска, скульптура будет изготовлена из арт-бетон в венецианском стиле (как скульптуры на здании «Зингер» в Санкт-Петербурге на Невском проспекте).

— Материал имеет цветной краситель в самой массе и набирает прочность, равную граниту, — добавляет Николай Ерохин.

По словам Алексея Смертина есть два варианта для его размещения – дом на ул. Панфиловцев, 25, где жил Геннадий Иванович или площадка во дворе, на которой он тренировал своих сыновей, а также других мальчишек. Кстати, не так давно его благоустроили и планируют назвать в честь Геннадия Смертина.