Убойный вопрос. Почему на Алтае запретили подворный забой скота для владельцев ЛПХ и чем это обернется

Убойный вопрос. Почему на Алтае запретили подворный забой скота для владельцев ЛПХ и чем это обернется

Запрет на выдачу ветсправок на мясо скота, забитого у хозяина во дворе, а не на бойне, собрал небывалое за последние месяцы количество негатива в соцсетях. После вмешательства различных сил день «Х» перенесли с 1 октября на 10 ноября, но проблем это не решило. Борьбу с подворным забоем скота власти страны ведут уже больше 20 лет.

Картина Питера Брейгеля-младшего. fineartamerica.com

«Еще и цена упала»

«Ну это прям диверсия»… «Будем обогащать медведевский „Мираторг“ — это первые комментарии по теме на одной из страничек в соцсети „ВКонтакте“. Удивляться таким резкостям не приходится. Осень — время, когда массово режут скот и продают мясо.

„Ребятишек надо одеть-обуть к зиме“, — объясняет altapress.ru Алексей Кобяков, депутат Тугозвоновского сельсовета (Шипуновский район). „А дрова, а уголь купить? А корм животным?“ — возмущается еще один подписчик той же странички.

Женщина из Алейского района раздосадована: она вынуждена была все продать до 1 октября, потому что в деревне „нет, блин, убойного пункта“. „Еще и закупочная цена упала“, — сообщает она.

Проинформировали после выборов

Вообще-то, случилось то, о чем власти края предупреждали. С 1 октября 2021 года ветслужба перестала выдавать сопроводительные документы на мясо скота, забитого вне убойных пунктов — на подворье.

Убойный вопрос. Почему на Алтае запретили подворный забой скота для владельцев ЛПХ и чем это обернется ЛПХ. Блог ветврача — vk.com/vet_photo

А нет справок — нет торговли на рынке или где-то еще. Затем запрет перенесли на 10 ноября, но суть не изменилась.

Согласно этим правилам, убой скота на подворье частнику разрешается лишь для личного употребления, но не на реализацию.

О том, что подворный забой скота будет запрещен, управление ветеринарии проинформировало еще 1,5 года назад, сообщил представитель ведомства журналистам Amic.ru. В 2021 году об этом рассказали сайты всех, наверное, районных администраций.

Убойный вопрос. Почему на Алтае запретили подворный забой скота для владельцев ЛПХ и чем это обернется ЛПХ. Блог ветврача — vk.com/vet_photo

Однако некоторые (как, например, в Алтайском районе) проявили любопытную „дипломатичность“ — проинформировали только после выборов. И аккурат накануне вступления в силу запрета — 23 сентября.

„Если не выполним — не продадим“

Ссылались районы, как правило, на решение № 1 межведомственной чрезвычайной противоэпизоотической комиссии Алтайского края от 3 марта (оно не опубликовано на официальном портале правовой информации).

Комиссия потребовала не позднее 1 октября „принять исчерпывающие меры по исключению случаев оформления ветеринарных сопроводительных документов на мясо, полученное вне боенских предприятий, с целью его реализации на рынки, предприятия общепита, торговли и т. д“.

Убойный вопрос. Почему на Алтае запретили подворный забой скота для владельцев ЛПХ и чем это обернется Уличная торговля. Мясо. Олег Богданов

Депутат и глава аграрного комитета АКЗС Сергей Серов утверждает: соответствующий приказ Минсельхоза России (он не упоминает, какой именно) вышел в 2020 году, а требование забоя скота только на спецплощадках определяет регламент Таможенного союза „О безопасности пищевой продукции“. Он утвержден с десяток лет назад.

Эти ограничения вводятся для соблюдения санитарных норм и недопущения распространения африканской чумы и ящура. Если мы не выполним условия Таможенного союза, то получим запрет на вывоз мяса из региона, что чревато различными негативными последствиями, — считает Серов.

Убойный вопрос. Почему на Алтае запретили подворный забой скота для владельцев ЛПХ и чем это обернется Сергей Серов. Сессия АКЗС 26 июня 2020 года. пресс-служба АКЗС

Щадящие советские правила

Между тем, до недавнего времени правила забоя скота определяли советские ветеринарно-санитарные правила — от 1971 года. Они, по некоторым сведения, были отменены только в 2020 году.

Правда, эти правила тоже подворный забой не поощряли и обязывали везти скот на убойные пункты. Но подход к владельцам ЛПХ был все же более уважительный и щадящий.

Так, разрешалось колоть домашнюю скотину на месте, если бойни закрывались (скажем, на ремонт) и если скот невозможно было доставить, а также — в удаленных от пунктов убоя селах. Список таких сел утверждали райисполкомы по представлению ветслужб.

Но сейчас запрет, который может вступить в силу 10 ноября, будет распространяться на весь регион, без исключения. Независимо от того, есть в селе убойный пункт или нет, работает он или закрыт.

Убойный вопрос. Почему на Алтае запретили подворный забой скота для владельцев ЛПХ и чем это обернется Алексей Дуров Управление Алтайского края по пищевой, перерабатывающей, фармацевтической промышленности и биотехнологиям

Культуру надо формировать постепенно, прививать ее. А решили одни росчерком пера всех заставить. Зарабатывать будут посредники, мясо подорожает, на убойных пунктах будут справки на мясо продавать, — комментирует Алексей Дуров, глава Солнечного сельсовета Первомайского района.

„Это конец хозяйству“

Негативно о новых правилах отозвались, конечно, не все. Светлана Власенко, глава Белоглазовского сельсовета (Шипуновский район), говорит, что в их селе процесс забоя неплохо организован, и она воспринимает требование нормально.

Забойщикам звонишь, они приехали, забрали скотинку, забили, мы поехали, деньги получили и все. Это очень удобно. У нас в районе где-то 5−6 боен. Приторговывают мясом не все жители, а себе поросеночка — это ж и самим можно», — говорит она.

Убойный вопрос. Почему на Алтае запретили подворный забой скота для владельцев ЛПХ и чем это обернется Свиньи. СС0

Однако, по данным Сергея Серова, в семи районах края убойных пунктов нет. То есть нет вообще — в Зональном, Мамонтовском, Панкрушихинском, Тогульском, Шелаболихинском, Усть-Пристанском и Усть-Калманском районах.

А вот госканал «Катунь24″ приводит сведения управления по ветеринарии, согласно которым в крае всего около 80 предприятий, которые готовы принимать частный скот на убой и выдавать мясо. И есть они лишь в половине муниципалитетов региона. На отдельных территориях до ближайшего убойного пункта — 150, а то и 200 километров.

Скот надо привезти, мясо надо увезти, бабушка-дедушка — ну как они могут это сделать? Эта мера окончательно уничтожит ЛПХ и малое предпринимательство, — комментирует Алексей Дуров.

Убойный вопрос. Почему на Алтае запретили подворный забой скота для владельцев ЛПХ и чем это обернется ЛПХ. Блог ветврача — vk.com/vet_photo

У населения почти половина скота

О масштабе проблемы говорят такие цифры: более 40% скота и птицы на убой дают хозяйства населения края (данные алтайпищепрома за 2019 год). Это сотни тысяч голов сельхозживотных, для убоя которых надо в срочном порядке строить бойни.

В управлении ветеринарии сообщили, что в ноябре 2020 года главам районов были направлены письма за подписью вице-губернатора — дескать, надо в кратчайшие сроки организовать спецплощадки для убоя. Был ли результат, пока неясно. Сергей Серов заверяет, что в ряде районов, где еще нет этих площадок, они в ближайшее время откроются.

И все же, судя по словам других собеседников, вопрос упирается как минимум в деньги.

Убойный вопрос. Почему на Алтае запретили подворный забой скота для владельцев ЛПХ и чем это обернется Продажа — покупка мяса на рынке. Михаил Хаустов

„Одной бойни мало“

Анатолий Вытоптов говорит, что в 2020 году постройка простого убойного пункта обошлась бы в 20−22 млн рублей — подсчеты сделали его коллеги-аграрии. Сейчас, с учетом роста цен на металл и стройматериалы, — бюджет такого инвестпроекта ближе к 30 млн.

В управлении ветеринарии, впрочем, говорят, что можно строить площадки, которые не требуют больших затрат. Однако Вытоптов считает, что одной бойни на район мало, расстояния между селами у нас большие.

Алексей Дуров, который в более молодые годы занимался бизнесом, вспоминает, что в свое время построил в Бобровке убойный пункт. Сам он машины за скотиной не отправлял, так как гарантированного объема не было, а население скот не везло.

Это как надо заинтересовать человека, чтобы он из далекого села привез скот в Бобровку, забил, увез мясо домой и соседям продал… Свою бойню я давно продал вместе с землей, так как ни одной головы скота на ней не было забито», — рассуждает Дуров.

Впрочем, нынешнее требование играет на руку убойным пунктам, признает собеседник.

Убойный вопрос. Почему на Алтае запретили подворный забой скота для владельцев ЛПХ и чем это обернется Мобильный убойный пункт производят в городе Владимир. Администрация Сретенского района, «ВК»

«Пока ждали бойню, скота почти не осталось»

Попытки государства «изжить» подворный забой скота, предпринимаются уже больше 20 лет. Так, Минсельхоз России запретил это дело еще в 1999 году, издав приказ № 45 «Об усилении контроля за внутрихозяйственным убоем скота». То есть принципиальное решение принято на федеральном уровне — а вот за его реализацию отвечали в регионах.

Но в первое время успехов чиновники не достигали — похоже, просто не проявляли настойчивость. Частников не трогали — и, кажется, понятно, почему. В 2000-х убойные пункты чаще закрывались, чем открывались, а колхозы разорялись — людям некуда было везти скот и негде было зарабатывать на жизнь, кроме как в ЛПХ.

Убойный вопрос. Почему на Алтае запретили подворный забой скота для владельцев ЛПХ и чем это обернется Симментальская семейка. ЛПХ. vk.com/vet_photo

Власти регионов стали настойчивее после утверждения техрегламентов Таможенного союза и разработки Минсельхозом России внутренних документов — например, требований к убойным пунктам. С 2014 года запрет на подворный забой вводили то в одном, то в другом регионе, нередко — со скандалами.

Характерно, что строительство убойных цехов в нашей рыночной экономике иной раз происходило из-под палки. Очевидно, это не тот бизнес, где затраты быстро окупаются. К примеру, в Тюменской области фермер-животновод добивался этого 2,5 года — через Путина, губернатора и областную прокуратуру. Строил его сельхозкооператив.

Пока мы ждали бойню, скота в подворьях почти не осталось: большую часть распродали», — рассказал изданию 72.ru тюменский фермер Шаймерден Мектипбаев.

Убойный вопрос. Почему на Алтае запретили подворный забой скота для владельцев ЛПХ и чем это обернется Директор компании «Агрохимсервис» Анатолий Вытоптов стал очередным героем проекта «Школа успеха»

«Запретами тут ничего не решишь»

Этого же, в общем-то, опасается и Анатолий Вытоптов, да и не он один.

Если ввести запрет 10 ноября — все поголовно побегут резать скот. А ведь ни чушка, ни коровка за один день не вырастают. Получим такой результат, что за голову схватимся. Нужно вводить определенные правила, определенные ограничения, чтобы самосохраниться. Но к этому надо идти поступательно», — говорит депутат.

Алексей Дуров считает, что запретами тут ничего не решить: будет выгодно — будут строить убойные цеха, а владельцы ЛПХ повезут скот.

Алтайский бизнес-омбудсмен Андрей Осипов попросил губернатора отложить запрет до конца 2022 года. Сергей Войтюк, руководитель регионального исполкома отделения Общероссийского народного фронта, предложил вернуться к вопросу после того, как появится необходимое количество доступных площадок для убоя.

В правительстве края свое решение пока не озвучили.

  • Надежда Скалон
  • Компании
  • Алтайское краевое законодательное собрание
  • Общероссийский народный фронт
  • Правительство Алтайского края