«Два месяца в одних трусах». Как барнаульские бабушки шьют вещи для мобилизованных и рассуждают о происходящем

«Два месяца в одних трусах». Как барнаульские бабушки шьют вещи для мобилизованных и рассуждают о происходящем

После объявления частичной мобилизации в России по-своему мобилизовались и женщины. Начали шить самые необходимые вещи, в которых, как выяснилось, нуждаются солдаты — от носилок до нижнего белья. Корреспонденты altapress.ru побывали в одном из волотерских пунктов — ТОС «Тимуровский».Там ежедневно собираются пенсионерки, чтобы не только поработать, но и поддержать друг друга. Что они говорят и о чем плачут — наш материал.

Барнаульские пенсионерки помогают мобилизованным. Анна Зайкова.

Бабушки потеснили

С Татьяной Колотилиной, председателем ТОС «Тимуровский» мы познакомились два года назад. В 2019 году, незадолго до пандемии, она открыла «Комнату здоровья».

Предприимчивая женщина выиграла несколько грантов и направила их на благоустройство небольшого пространства в старом здании ТОС. Так в спортзале появились тренажеры, массажеры и другие полезности для старшего поколения.

Постепенно это место стало точкой притяжения для тех, кто не готов «зависнуть» дома с телевизором и пряжей после того, как ушел на заслуженный отдых.

«Два месяца в одних трусах». Как барнаульские бабушки шьют вещи для мобилизованных и рассуждают о происходящем Барнаульские пенсионерки помогают мобилизованным. Анна Зайкова.

Сегодня в распоряжении Колотилиной и ее гостей не один зал на втором этаже бойлерной, а весь этаж. Управляющей компании, которая раньше располагалась здесь, недавно пришлось съехать — бабушки потеснили.

Зато появилась отдельная комната «релакса» — тут только массажеры, чтобы расслабиться после занятий фитнесом. Также есть помещение для творчества. Можно поучаствовать в мастер-классах по мыловарению, декупажу или просто связать носки в компании подружек. Еще есть немаленькая по количеству книг библиотека.

В общем, занятия найдутся для каждого. Особенно Татьяна гордится отремонтированным актовым залом. Правда, пока концертов не предвидится.

«Два месяца в одних трусах». Как барнаульские бабушки шьют вещи для мобилизованных и рассуждают о происходящем Барнаульские пенсионерки помогают мобилизованным. Анна Зайкова.

Сразу решили помочь

Недавно пенсионеры Октябрьского и других районов Барнаула стали приходить в здание ТОС не просто для того, чтобы разнообразить досуг.

Татьяна усаживает нас за большой стол и рассказывает: «Когда мы узнали, что нашим ребятам не хватает не то, что носилок — трусов, сразу сказали, что без проблем поможем».

Тогда Колотилина познакомилась с Александрой Королевой — координатором движения «Золотые руки ангела» на Алтае.

«Два месяца в одних трусах». Как барнаульские бабушки шьют вещи для мобилизованных и рассуждают о происходящем Барнаульские пенсионерки помогают мобилизованным. Анна Зайкова.

Зародилось оно в Москве совсем недавно — после объявления частичной мобилизации. Представительства в регионах появились очень быстро.

Основная задача организации — пошив тактических носилок из стропы. Они легкие и компактные, но при этом выдерживают большой вес и не рвутся.

Александра сразу решила, что хочет помогать. Потому что сидеть на месте и смотреть просто не умеет. Вот и работает уже пять месяцев. Говорит, что за этот период не раз накатывали апатия и депрессия. Хотелось все бросить.

«Два месяца в одних трусах». Как барнаульские бабушки шьют вещи для мобилизованных и рассуждают о происходящем Барнаульские пенсионерки помогают мобилизованным. Анна Зайкова.

Сейчас, по словам женщины, на сон у нее остается три часа. Но она уверена, что цель того стоит. «Каждому по совести», — произносит Александра и смотрит на меня усталыми глазами. Семья ее поддерживает. Муж помогает в волонтерстве, а мама по дому: приготовить, убрать, посидеть с детьми.

Королева считает, что волонтерская деятельность помогает ей справиться с тяжелыми мыслями.

«Мы с вами»

Для создания тактических носилок в ТОС появились промышленные швейные машинки. Ставить их в многоквартирных домах запрещено из-за шума.

«Два месяца в одних трусах». Как барнаульские бабушки шьют вещи для мобилизованных и рассуждают о происходящем Барнаульские пенсионерки помогают мобилизованным. Анна Зайкова.

Правда, пока функционирует только одна. Ее удалось купить на собственные средства и помощь от неравнодушных. Еще несколько машинок достались в нерабочем состоянии. На их восстановление тоже нужно немало средств.

Пошив таких изделий — очень кропотливый и длительный процесс.

«Первое время на одни носилки у меня уходило четыре часа. Раскроить ленты ткани, собрать по инструкции, а потом все пришить. Потом приноровилась. Стала тратить вдвое меньше времени», — говорит Александра Королева.

«Два месяца в одних трусах». Как барнаульские бабушки шьют вещи для мобилизованных и рассуждают о происходящем Барнаульские пенсионерки помогают мобилизованным. Анна Зайкова.

Еще одна сфера, в которой работают волонтеры — пошив одноразового нижнего белья и носков для мобилизованных.

«Они же там сидят два месяца в одних трусах. Стирать негде. А наши надел — выбросил. Расходный материал», — объясняют активисты.

Много и шьют. В комнате, где мы беседуем, лежат несколько высоких стопок с цветастым бельем. Ткань приносят все, кто какую может. С обеих сторон на каждом изделии пишут послания: «Мы с вами», «Возвращаетесь домой».

«Два месяца в одних трусах». Как барнаульские бабушки шьют вещи для мобилизованных и рассуждают о происходящем Барнаульские пенсионерки помогают мобилизованным. Анна Зайкова.

На вопрос о том, почему в принципе резервистам оказались нужны вещи первой необходимости, активистки для себя отвечают так: люди оказались не готовы, теперь приходится искать выход.

Пришли-ушли

Сначала к движению подключилось множество добровольцев. Но продержались они недолго. Женщины рассказывают, что всему виной меркантильность. Подобное поведение главу ТОС почти возмущает. Сама она настроена по-боевому.

Она чуть наклоняет корпус, повышает голос и говорит: «А как в Великую Отечественную войну — отцы, мужья, братья, сыновья уходили на фронт. А кто оставался — женщины. Они разве умели трактором управлять? Конечно, нет. Но научились. Чем мы сейчас хуже? Ведь наши мальчики сейчас борются, чтобы у нас над головой было мирное небо. Воюем со всей Европой. Если не мы, то кто?»

«Два месяца в одних трусах». Как барнаульские бабушки шьют вещи для мобилизованных и рассуждают о происходящем Барнаульские пенсионерки помогают мобилизованным. Анна Зайкова.

Такое отношение к делу, как быстро выяснилось, поддерживают не все. Женщины рассказывают, что многие из тех, кто поначалу рвался помогать, быстро поняли, что задачи предстоят нелегкие. Дальше либо уходили, либо требовали деньги за свой труд. С такими председатель прощалась.

Зато неравнодушные нашлись сами собой. Приносили ткань на трусы или отдавали уже готовые — покупные. Каждый вносит посильный вклад: кто резинку в белье вденет, кто раскроит. Лишь бы помогли.

Александра Королева мнение Татьяны Колотилиной разделяет: «Деньги — это вообще не главное в жизни. Самое важное — спокойствие за себя и близких. Я считаю нашим долгом помогать тем, кто сейчас защищает нас».

«Два месяца в одних трусах». Как барнаульские бабушки шьют вещи для мобилизованных и рассуждают о происходящем Барнаульские пенсионерки помогают мобилизованным. Анна Зайкова.

Партии тактических носилок, нижнего белья, носков, а также балаклавы в качестве гуманитарной помощи отправляются в зону боевых действий.

Организаторы движения в барнаульском ТОС говорят, что никого к участию не принуждают. Каждый работает ровно столько, сколько может в силу своего физического и морального состояния.

Оба внука там

У Людмилы, женщины лет 65, последнее недавно пошатнулось. Мобилизовали любимого племянника.

«Два месяца в одних трусах». Как барнаульские бабушки шьют вещи для мобилизованных и рассуждают о происходящем Барнаульские пенсионерки помогают мобилизованным. Анна Зайкова.

Она сидит с красными от слез глазами и рассказывает: «В ту среду уехал. 33 года ему — служил, подходит. Сейчас он в Алейске. Но чему он там научится, я не знаю. Очень страшно это все. Вспомните Афган, Чечню — это же психика поломанная навсегда. Я знаю, у меня много знакомых там были. А он у нас мальчик такой: сказали надо — поехал».

На сборы семья потратила много денег. Рюкзак, берцы, термобелье, даже фонарики — все нашли с трудом. После объявления частичной мобилизации цены в военторгах сильно выросли, а купить все необходимое стало в разы сложнее: быстро разбирают.

«Два месяца в одних трусах». Как барнаульские бабушки шьют вещи для мобилизованных и рассуждают о происходящем Барнаульские пенсионерки помогают мобилизованным. Анна Зайкова.

На помощь от государства, добавляет пенсионерка, не рассчитывали. Понимали, что нужно найти все и сразу.

«Мы чего только ни наложили. Лишь бы живым вернулся», — снова плачет Людмила.

Александра Королева подхватывает: «У меня никого не забрали. И, я надеюсь, не заберут. За мужа боюсь очень. У него проблемы со здоровьем. Чуть ветер — все, простыл».

Еще одна женщина сидит напротив меня. У нее копна черных волос и очки. Все это время она стеснялась говорить и вдруг начала: «У моей подруги оба внука там. Она пришла к нам, стала вносить свой вклад ради них».

«Два месяца в одних трусах». Как барнаульские бабушки шьют вещи для мобилизованных и рассуждают о происходящем Барнаульские пенсионерки помогают мобилизованным. Анна Зайкова.

«Со временем ты становишься жестче сердцем, привыкаешь», — продолжает Александра.

«Нет, к этому нельзя привыкнуть», — возражает Людмила. Они спорят.

— Можно

— Нет, нельзя. Точно нельзя. Это невозможно. Это все просто как сон.

  • Анна Кабанова
  • Места
  • Алтайский край
  • Барнаул