Что известно о ситуации с углем в алтайских муниципалитетах

Что известно о ситуации с углем в алтайских муниципалитетах

УгольФото: pexels.com

Отопительный сезон в Алтайском крае (как и во всей Сибири и многих других регионах России) – период традиционно напряженный. В 2021 году он стал особенно тяжелым: в Яровом вновь напомнила о себе авариями местная проблемная ТЭЦ, а ряд муниципалитетов встретил начало «тепловой» кампании практически без собственных запасов угля. И если первая проблема уже не новая, то столь острый дефицит черного топлива в районах случился впервые (хотя о том, что он может возникнуть, эксперты предупреждали еще летом). Корреспондент «Политсибру» пообщался с экспертами и главами нескольких проблемных (и одного образцового) муниципальных образований, чтобы узнать, с чем связана возникшая ситуация и как ее можно разрешить.

Что известно о ситуации с углем в алтайских муниципалитетах Новая реальность. Власти объяснили, с чем связан дефицит и высокие цены угля в Алтайском крае Аналитика Черное золото

О том, что несколько районов края могут начать отопительный сезон без необходимого запаса угля еще в сентябре этого года сообщал глава алтайского минстроя Иван Гилев. Не смогли сформировать свой запас топлива Каменский, Хабарский и Третьяковский районы.

Они же остались проблемными и в ноябре 2021 года. Как сообщили «Политсибру» в краевом минстрое, в трех указанных муниципалитетах запасы угля составляли менее 20% от норматива. Из-за чего подвоз топлива туда краевым властям пришлось взять на особый контроль.

Впрочем, нельзя не отметить, что нехватка угля в алтайских муниципалитетах – далеко не новость. К началу отопительного сезона 2020-2021 годов необходимый запас, по данным минстроя, был лишь у 40% муниципалитетов. Возникал дефицит угля и ранее, например, в 2017 году.

Помимо нехватки угля, существует и вопрос муниципальной задолженности за него. По словам замминистра строительства и жилищно-коммунального хозяйства Алтайского края Евгения Григоренко, суммарно районы должны краю около 948 млн рублей за резервный уголь из регионального запаса. А оплатили за 2020 год лишь чуть более 100 млн рублей. Каменский район (232 млн рублей), Славгород (113,3 млн рублей), Немецкий национальный (90,6 млн рублей), Михайловский (57,3 млн рублей) и Змеиногорский (50,9 млн рублей) районы – рекордсмены по долгам. А есть еще и долги напрямую перед поставщиками ресурса.

Кроме того, большое количество жалоб в социальных сетях появилось и от обычных жителей нескольких муниципалитетов. Угля для печек либо нет, либо он резко подорожал. Такая ситуация сложилась как минимум в Локтевском, Третьяковском, Новичихинском и Поспелихинском районах, а также Славгороде. Люди пишут, что за последние пару месяцев цена выросла почти на тысячу.

Местная специфика

Пожалуй, главной «звездой» хит-парада районов, где не хватает угля, стал Каменский. А все потому, что проблемы с прохождением отопительного сезона там наблюдаются далеко не первый год. В том числе и все та же «обезугленность»: риски остаться без топлива там были даже три года назад, в 2018-м. Все это время район спасался либо за счет угля из краевого резерва, либо за счет субсидий от краевого правительства. Усугубляли ситуацию постоянные перестановки в районной власти. В общем, топливно-кредитная история у муниципалитета не лучшая.

Как сообщил «Политсибру» нынешний глава района Иван Панченко, ситуация у района критическая и в 2021 году. Муниципалитет топится «с колес», то есть за счет постоянного подвоза топлива. При этом поставщики работают с районом не очень-то охотно. Особенно это касается самого Камня-на-Оби: там котельные долгое время топились в долг, и расчеты с поставщиками осуществляли абы как, в том числе, потому что из-за состояния теплосетей львиная доля средств уходила на их ремонт.

Впрочем, несколько сгладить ситуацию в 2021 году все-таки удалось. Некоторое количество застаревших проблем, например, «зависших» задолженностей за отопление со стороны потребителей смог устранить новый руководитель отопительного МУПа « Каменские теплосети». Также удалось сократить убытки и рост новых долгов предприятия.

«Как говорится, дорогу осилит идущий. Все наши действия направлены на то, чтобы двигаться в правильном направлении, которое позволит избежать в последующем проблем при прохождении сезона», – заявил Панченко.

Однако сейчас без поддержки края отопительный сезон Каменский район все-таки не пройдет. И такая поддержка, в особенности, с помощью резервного угля, по словам главы района, есть.

Что известно о ситуации с углем в алтайских муниципалитетах Алтайский депутат-коммунист обратился в ФАС из-за ситуации с углем в регионе Новости

А в другом проблемном районе, Третьяковском, благодаря его географическому положению источником угля был не Кузбасс, а Казахстан. Однако сейчас, как сообщил глава муниципалитета Евгений Герман, уголь от восточных соседей больше не поступает (по всей видимости, из-за введенного в этой стране ограничения на транзит топлива через Россию). От Кузбасса же район расположен на приличном расстоянии. Как результат, муниципалитет впервые столкнулся с дефицитом топлива для котельных.

У обычного населения Третьяковского района ситуация несколько иная. Сами жители закупают уголь у местной предпринимательницы. Работал с ней и муниципалитет, однако у него за прошлые годы накопились приличные долги. А сейчас с угольными сложностями столкнулись и жители, покупавшие топливо в частном порядке: оно резко выросло в цене, потому что, по словам Германа, у предпринимательницы тоже проблемы с поставками.

Впрочем, есть в районе и определенная положительная динамика. Благодаря вложениям краевого правительств удалось обновить часть котельного оборудования и теплосетей. И расход угля должен заметно сократиться.

А вот связаться властями Хабарского района, к сожалению, не удалось. Впрочем, как стало известно ранее, работавший там поставщик угля по какой-то причине перестал обслуживать район. А «Банкфакс» сообщает: власти района в рамках концессии работали с компанией «Хабарское МО КХ», под управление которой передали местные объекты теплоснабжения. Та накопила долги перед поставщиками угля и не смогла его закупить: частники отказались сотрудничать. Предприятие предложило властям района двукратно увеличить тариф за тепло (до семи тысяч рублей за гигакалорию), те не согласились, и концессионер решил выйти из игры. Запас угля «Хабарское МО КХ» также не сформировало, и району пришлось закупать топливо самостоятельно, и опять же, топиться «с колес».

Горючий бизнес

Причины и дефицита угля, и его подорожания кроются в ситуации макроэкономической. И главы районов, и губернатор края Виктор Томенко винят в этом резкое подорожание угля на экспортном рынке. Как сообщал «Коммерсант», спрос на него в 2021 году так высок, что цены на внутреннем российском рынке продолжили расти даже летом, хотя обычно к концу отопительного сезона поставщики предоставляют сезонные скидки. Причем на продажу за рубеж едет даже низкокалорийный (то есть дающий меньше тепла при сжигании) уголь, которые раньше оставался на Родине. И способа повлиять на цены, похоже, пока нет.

«С большой вероятностью надо предполагать, что это новая реальность по стоимости угля, новый уровень цен, с которым придется жить», – заявил в ходе прямой линии 23 ноября губернатор.

Спасаться же от дефицита, как отметил глава региона, придется за счет подстраивания краевого субсидирования и других мер поддержки под сложившуюся ситуацию.

Как сообщили в минстрое, само по себе топливо из Кузбасса подорожало в среднем на 60%. Его доставка – на 50-60%. В рублях же (и в конкретных примерах) это, по сообщения в социальных сетях и рассказам жителей выглядит, например, следующим образом:

  • Третьяковский район: раньше брали у местного предпринимателя за 3,3 тысячи рублей за тонну, сейчас же цена у этого поставщика (для населения) дошла до 5,7 тысячи рублей.
  • Поспелихинский район: цена угля для частных лиц, как сообщает один из местных, выросла с 2,6 тысячи рублей почти до четырех тысяч.
  • Михайловский район: в соцсетях сообщают и о дефиците угля, и о том, что топливо, которое завезут, будет стоить 5,5 тысячи рублей, а в перспективе и все 7 тысяч.
  • Курьинский район: от 4,4 тысячи рублей до 5,5 тысячи (в зависимости от сорта угля).
  • А в Локтевском районе «Вести» сообщают о стоимости угля от 7,5 тысячи рублей.

При этом, как сказано в обращении в ФАС по угольной проблеме алтайского депутата от КПРФ Александра Ткачева, буквально в прошлом году уголь, которые покупают жители Немецкого национального, Славгородского, Поспелихинского, Новичихинского и Ребрихинского районов в основном стоил от полутора до двух тысяч рублей, а теперь же его цена доходит до пяти тысяч. Также коммунисты ранее сообщали, что в Новичихинском и Поспелихинском районах цена на уголь выросла до пяти тысяч рублей уже с трех-четырех тысяч.

Что известно о ситуации с углем в алтайских муниципалитетах Хватить латать дыры. Как можно реанимировать теплоснабжение Ярового Аналитика

А на самих угольных разрезах, как сообщает ТАСС со ссылкой на пресс-службу правительства отпускная цена угля одного из сортов выросла с 1,6 тысяч рублей за тонну угля до 2,6 тысяч рублей за тонну.

Более подробно о причинах роста цен «Политсибру» рассказал руководитель «Русской промышленной группы» Виктор Мишеньков. А связан этот рост с тем, что крупный потребитель топлива Китай перестал работать со своим основным поставщиком – Австралией. В итоге образовалась колоссальная потребность. В результате уже на разрезах некоторые сорта угля стоят более 120 долларов за тонну (то есть от девяти тысяч рублей). И разумеется, угольщикам хочется воспользоваться этим ростом цен.

Это, кстати, касается и угледобычи в Казахстане: для нее продажа в Китай также является важным направлением. И казахский уголь активно едет в Поднебесную. Кстати, в начале ноября ситуация с углем даже вынудила алтайский минстрой готовить письмо к акиму (губернатору) Восточно-Казахстанской области Казахстана с просьбой помочь наладить поставки топлива с месторождения «Каражира».

Также Виктор Мишеньков привел своего рода усредненную иллюстрацию того, как выросли цены на уголь, которым пользуется население. Топливо, которое в 2020 году стоило от 2,1 тысячи до 2,3 тысячи рублей теперь обходится в 4,1-5,1 тысячи.

Есть и иные факторы, которые усугубляют ситуацию. Например, все то же устаревшее оборудование и ветхие тепловые сети. Их работа не очень эффективна, сопровождается потерей производимого тепла.

Кроме того, осложняют ситуацию и проблемы с доставкой, например, отсутствие подвижного состава. О том, что оно наравне с дефицитом помешало выполнять обязательства по поставкам на недавнем совещании рассказал руководитель компании «Вектор» Александр Фоненштиль.

Не обошлось, похоже, и без человеческого фактора, причем, в худшем его проявлении. В одном из муниципалитетов, который, впрочем, источник попросил не называть, существует проблема воровства угля прямиком из котельных. И есть основания предположить, что охват этого явления не ограничивается только одним районом.

Трава зеленее, уголь чернее

Примером радикального контраста и образцовой тепловой ситуации можно назвать Залесовский муниципальный округ. И его опыт, возможно, мог бы помочь и другим муниципальным образованиями.

Что известно о ситуации с углем в алтайских муниципалитетах Топится за счет жителей края. Губернатор оценил подготовку к зиме проблемного алтайского города Яровое Новости

Правда, необходимо отметить, что не обошлось в залесовской истории успеха без некоторой доли везения: сыграло на руку географическое положение, а точнее, близость к Кузбассу. Ближайшая шахта находится в 140 км от муниципалитета, и уголь туда возят тонарами – крупнотоннажными грузовиками.

По словам главы округа Александра Пластеева, у округа есть только текущая задолженность за уголь, без многомилионных сумм. Раньше район работал с перекупщиков, теперь с Кузбассом напрямую. Что, разумеется, заметно облегчает и вопросы доставки, и доступ к действительно качественному топливу. И это значительно дешевле, чем, например, пользование углем из краевого запаса.

Каждую партию топлива в Залесово проверяют на калорийность. И если она не соответствует требованиям, указанным в контракте на поставку, то муниципалитете уже не выплачивает за нее полную сумму. Использование хорошего угля в итоге позволяет сделать выработку тепла дешевле.

Кроме того, в Залесовском округе намерены внедрять использование местного топлива (то есть горючего, которое можно в избытке обнаружить в регионе). Например, щепы, полученной в результате заготовок леса. Это экологично, и эффективно. А в степных районах можно было применить отходы от выращивания сельскохозяйственного производства: по словам Пластеева, лузга некоторых семян по теплоте сгорания обгоняет бурый уголь. Впрочем, по мнению экс-депутата алтайского парламента и знатока проблем Каменского района Алексея Найдена, на его малой родине альтернативное топливо не приживется: размеры муниципалитета и нехватка, собственно, такого топлива этому не способствуют.

И разумеется, в случае задолженности за уголь, нельзя обойти вопрос тарифного регулирования. Во многих муниципалитетах, по оценке Пластеева, коммунальные предприятия работают себе в убыток. Отсюда возникают долги, а затем и банкротства. Нужен иной подход.

«Мы должны положа руку на сердце сказать: да, мы хотим поменять ситуацию. Мы должны посчитать безубыточный тариф для МУПов», – считает Пластеев.

Часть затрат населения на оплату таких тепловых тарифов глава района предлагает субсидировать. И сейчас помощь краевого правительства, правда, в виде средств на уголь, а не компенсации выпадающих доходов, по словам главы округа, является для округа спасением.

Что известно о ситуации с углем в алтайских муниципалитетах Единороссы возьмут под контроль отопительный сезон в проблемных районах Алтайского края Новости

Кроме того, может в какой-то степени помочь и обновление теплового оборудования. Так, например, некоторые надежды с ним связывает Евгений Герман. Новые котлы и теплосети позволят использовать имеющееся топливо качественнее. Алексей Найден, опять таки, в случае с Каменским районом также отмечает: технологическое усовершенствование и централизация могли бы существенно изменить ситуацию в муниципалитете, где теплоэнергетический комплекс представлен множеством маленьких котельных. А в Родинском районе, по его словам, автоматизация котельных сделала производство отопления и вовсе прибыльным.

А по словам Виктора Мишенькова, помочь ситуации с углем могло бы и вмешательство ФАС. Многие угледобытчики, как отмечает предприниматель, фактические экспортерами не являются: у них малые объемы, или нет возможности организовать доставку, или же есть другие причины, которые не позволяют им выйти на внешние рынки. При этом ростом цен они активно пользуются, как если бы являлись полноценными угольными гигантами, хотя их продукция остается в России. Здесь, по мнению Мишенькова, могло бы помочь ограничение: «экспортные» цены только для тех, кто добывает свыше определенного тоннажа угля (и действительно является экспортером). Кроме того, муниципалитеты вполне могут топиться углем с более низкой калорийностью, чем тот, что идет на экспорт. А для промышленных случаев, например, ТЭЦ, могут использоваться угольные смеси.

Но увы, похоже, в ближайшее время ситуация на рынке не поменяется. Как отмечает Виктор Мишеньков, в угольной сфере существует следующая динамика: четыре года роста сменяются двумя годами спада. И согласном многим прогнозам, меняться цены начнут только через эти самые четыре года.

А некоего универсального рецепта спасения районов от дефицита и долгов за уголь, пока еще нет. Прямо сейчас надеяться жителям края остается лишь на краевые запасы и субсидии из регионального бюджета. Что-то коренным образом изменить до следующего отопительного сезона смогут только федеральные власти.

На случай чрезвычайной ситуации в Алтайском крае предусмотрен резервный запас угля. Как сообщает минстрой, он составляет 29,7 тонн угля. Еще 18,6 тысяч тонн должны к нему добавить в ноябре (а возможно, уже добавили). Кроме того, несколько районов сформировали собственный запас на такой случай: Кулундинский, Немецкий и Ребрихинский. Причем второму это сделать не помешала даже имеющая угольная задолженность. Сейчас краевые власти обсуждают вариант переноса срока поставок: с осени на лето. Чтобы, что называется, приготовить сани заранее. Но это теперь уже не раньше следующего года.