Героиня на героине. Как в Алтайском крае реабилитируют малолетних алкоголиков и наркоманов

Героиня на героине. Как в Алтайском крае реабилитируют малолетних алкоголиков и наркоманов

14-летняя Юля говорит, что очень хочет домой, но еще две долгих недели ей придется провести в наркологическом диспансере. Почти все ее соседи по стационару произносят коронное «я больше не буду», но как-то не очень уверенно, многие попадают сюда не первый раз, Юля — в третий. Врачи говорят, что наркомания год от года молодеет, а наркотики становятся еще сильнее.

Наркотики, зависимость. CC0

Обманываться рады

Зависимые в возрасте до 12 лет встречаются крайне редко. Но бывает, что пациентам восемь-девять лет. Врачи связывают это напрямую с недостатком воспитания и контроля. Нельзя сказать, что это вовсе неблагополучные дети.

«Приходят и говорят: „На самом деле мы хорошие, а ребенок вот плохой, измените его“. Но на самом деле это вы — родители такого ребенка, — говорит заведующая отделением для лечения детей и подростков краевого наркологического диспансера Людмила Петрова. — Поэтому работать нужно со всей семьей».

Речь о том, что родители не исполняют свои обязанности по воспитанию, потому поведение ребенка очень быстро начинает отклоняться от нормы. Для того, чтобы такого не случилось, взрослым придется находиться в постоянном контакте с ребенком и контролировать все, что с ним происходит, буквально жить его интересами. Насторожить должен любой секрет, а также побеги из дома, агрессия, потеря интереса к школьным занятиям и хобби.

Направление в стационар должен дать врач в поликлинике по месту жительства. Но «дойти» до него получается не сразу. Людмила Петрова говорит, что чаще всего родители вовсе не хотят замечать, что ребенок принимает наркотики, предпочитают не верить. «Обманываться проще, чем обратиться за помощью», — считает врач.

Героиня на героине. Как в Алтайском крае реабилитируют малолетних алкоголиков и наркоманов Заведующая отделением для лечения детей и подростков краевого наркологического диспансера Людмила Петрова. Минздрав АК.

Подружилась, короче

Юля попробовала алкоголь в 11 лет. «Подружилась, короче, с одной девчонкой, — рассказывает пациентка. — Плохая, в общем, компания. Меня несколько раз поймали, короче, пьяную…»

Она говорит, что уверена: в четвертый раз она сюда не попадет. Юля хочет побыстрее закончить школу и мечтает стать визажистом.

Ее соседка, 15-летняя Настя, попробовала «пакетик», который предложили знакомые. «Сказали, что будет эйфория. Мне понравилось. А потом все стало плохо», — говорит она.

Настя употребляла наркотики целый год, пока не начались проблемы со здоровьем. Головные боли и упадок настроения стали настолько невыносимыми, что девочке пришлось рассказать все маме. «Я хочу ходить в спортзал и в художественную школу. Я постараюсь больше не употреблять, надеюсь, что получится», — девочка произносит это как-то неуверенно.

Теперь она не общается с теми знакомым, которые впервые предложили ей наркотики и потом и делились новыми дозами. «Если я их встречу, даже разговаривать не буду. У меня злость на них», — говорит Настя.

Наркотики гораздо опаснее для детей, чем для взрослых, говорят врачи. Юный организм только формируется, поэтому разрушение личности происходит быстрее и сильнее. Для того чтобы самостоятельно завязать с наркотиками, нужны сильнейшие волевые качества, а «включить» их без посторонней помощи, как правило, невозможно.

Цифра

7−8 тыс. человек с наркологическими расстройствами — наркомания, токсикомания, алкоголизм — лечат ежегодно в Алтайском крае. Это и дети, и взрослые.

Героиня на героине. Как в Алтайском крае реабилитируют малолетних алкоголиков и наркоманов Алтайский наркологический диспансер. Минздрав АК.

С первого раза

Статистически Алтайский край отличается от других российских регионов: число наркозависимых здесь больше, чем в среднем по России. Обращаться за помощью стали все чаще.

«Я связываю это с тем, что пациенты стали грамотнее, — говорит заведующая наркологическим отделением № 1 Татьяна Храмогина. — И произошла смена наркотиков. 15−20 лет назад употребляли, в основном, опиаты — героин. Сейчас, как говорят сами пациенты, „героин для героев“. В том смысле, что устарел».

Большинство детей боятся уколов, поэтому свою наркоманскую «карьеру» начинают с табака, алкоголя и летучих бытовых растворителей. А подростки чаще всего принимают «скорость», проще говоря, амфетамин. Пациенты наркодиспансера, как один, говорят, что достать его очень просто, были бы деньги.

Героиня на героине. Как в Алтайском крае реабилитируют малолетних алкоголиков и наркоманов Алтайский наркологический диспансер. Минздрав АК.

От амфетамина и «солей» страдает в первую очередь сердечно-сосудистая система, а вслед за ней утрачиваются когнитивные функции, в том числе способность мыслить.

Этот наркотик дает и множество поведенческих реакций. Сознание нарушается, в результате чего связь с реальностью вовсе теряется, говорят врачи. Подростки думают, что могут летать или обладают магическими силами, поэтому забираются на верхотуры. Или, убегая от воображаемых преследователей, людей, животных или насекомых, выскакивают на проезжую часть.

«Еще 15 лет назад мы не говорили о том, что зависимость возникнет сразу, — говорит заместитель главврача Алтайского наркологического диспансера Татьяна Муранова. — Сейчас мы точно знаем, что зависимость и стойкие психические нарушения приобретаются уже с первого-второго употребления. Тем и страшны синтетические наркотики».

Цифра

37 тыс. человек с наркологическими расстройствами зарегистрированы в Алтайском крае. Есть небольшая тенденция к снижению — 6% за последние три года.

Героиня на героине. Как в Алтайском крае реабилитируют малолетних алкоголиков и наркоманов Наркотики. 22.мвд.рф

Сделать здоровым

«Если ребенок попробовал наркотик даже один раз, это означает, что он находится в поиске чего-то нового и запрещенного, и у него уже идет патологическое развитие личности», — говорит Татьяна Муранова.

В отделении для детей и подростков 12 коек, они почти никогда не пустуют. Курс реабилитации в среднем рассчитан на 40 дней, но может быть продлен.

Помимо медикаментозного лечения на первом этапе, пациентов ждут физиотерапия, долгие беседы с психологами и социальными работниками, а также арт-терапия: шитье мягких игрушек, рисование, бумагопластика. Для ребят организовали и учебный процесс по школьной программе.

Вопрос эффективности всего этого, признаются врачи, сложный. Реабилитация будет куда успешнее, если вся семья будет вовлечена в процесс. Если авторитет родителей потерян, заменить его нечем. Немаловажно и желание самого пациента: насильно никого не сделаешь здоровым.

Цифра

1100 несовершеннолетних с наркологическими расстройствами зарегистрированы в Алтайском крае. Это вдвое больше, чем в среднем по стране. Из них 10% употребляют наркотики, остальные — алкоголь.

Героиня на героине. Как в Алтайском крае реабилитируют малолетних алкоголиков и наркоманов Алтайский наркологический диспансер. Минздрав АК.

Ремиссия и рецидивы

Напробовавшись разных способов изменения сознания и став взрослыми, люди часто не могут выбрать один наркотик. Врачи констатируют, что в крае стало больше так называемых полинаркоманов, которые употребляют буквально все и сразу — синтетику, опиаты, растительные каннабиноиды, алкоголь.

«На самом деле не существует понятия легких или тяжелых наркотиков. Они все тяжелые, — говорит Татьяна Храмогина, — Все вызывают серьезные повреждения сознания».

Социальные работники в отделении реабилитации для взрослых — бывшие наркоманы в ремиссии, знающие болезнь изнутри. То, о чем пациентам сложно сказать психологу или врачу, они готовы обсуждать со знающим «коллегой».

Вся терапия направлена на то, чтобы «гостям» стационара было комфортно, это помогает снизить зависимость. «У моих пациентов всегда должно быть хорее настроение. Они не должны мерзнуть и быть голодны», — считает Татьяна Храмогина. Каждый человек здесь знает симптомы надвигающегося срыва и методично учится их купировать.

Врачи не говорят о полном исцелении от наркомании, только о стойкой ремиссии, поскольку заболевание это хроническое. Ремиссия может длиться и всю жизнь, но нет никакой гарантии, что рецидива не произойдет. «Мы поддерживаем связь с некоторыми нашими пациентами, которые уже закончили школу и даже университет, — говорит Людмила Петрова. — Однажды вернувшись к нормальной жизни, они счастливы».

Цифра

В 54 случаях из 100 у пациентов наступает ремиссия после прохождения всех этапов реабилитации.

  • Надежда Тиунова
  • Места
  • Барнаул