Какие проблемы есть в алтайской лесной отрасли

Какие проблемы есть в алтайской лесной отрасли

ШишкиФото: pexels.com

Леса Алтайского края пребывают во вполне удовлетворительном состоянии, но их защита требует дополнительного финансирования. А жителям региона не помешает разобраться, что же все-таки считается валежником. Обо всем этом рассказал врио министра природных ресурсов региона Андрей Стрелковский на заседании краевого правительства 20 октября.

Какие проблемы есть в алтайской лесной отрасли Четыре новых памятника природы создали в Алтайском крае Новости Леса много, порядка мало

Первая актуальная сегодня проблема, которую обозначил чиновник, заключается в устаревании лесоустроительных документов. Тех, по которым ведут лесную деятельность. Срок их действия составляет 10 лет. Этот временной рубеж перешагнули документы по 12% лесов, еще 36% таких территорий и вовсе не трогали больше 20 лет. Как результат, минприроды края не может сдать в аренду значительные площади насаждений, потому что у него нет точных характеристик этих участков.

В итоге в крае остается немало древесины, которая могла бы пойти в оборот, говорит Стрелковский. Как минимум более половины: из 6 млн кубов в год используется лишь 2,7 млн, что составляет 43% от плана. Это ведет к недополучению выгоды бюджетами и края, и страны. Причем, судя по словам представителя министерства, очень серьезному. Даже с имеющимися объемами освоения в 2020 году алтайские леса принесли 312 млн рублей, из которых 230 млн пошли в федеральную казну, около 75 млн попали в бюджет края и 7 млн достались муниципалитетам. Всего же в аренде находятся 510 лесных участков площадью 2,1 млн га. Основные арендаторы – ООО «ЛХК «Алтайлес», ООО «Алтай-Форест», ЗАО «Алтайкровля».

В Алтайском крае 4,4 млн га леса, 1,4 млн га из которых – ленточные боры. Нужны деньги, желательно много

Еще одной проблемой является нехватка средств на защиту лесов от пожаров. С ней до недавнего времени боролись с помощь средств, которые краевые автономные учреждения выручали за счет реализации леса, а именно продажи населению спелой и перестойной древесины. Но теперь прокуратура региона намерена эту «лавочку» прикрыть, что чревато усилением дефицита финансов. А значит, в 2022 году ресурсов на проведение всех охранных мероприятий может не хватить.

Также в Алтайском крае действует региональный проект «Сохранение лесов», направленный на воспроизводство леса. На его реализацию нужно не менее 121 млн рублей в год. Но в этом году выделили лишь 56 млн рублей. Этих денег хватит лишь на создание лесных культур, без других необходимых мероприятий.

Работать некому

Не хватает в Алтайском крае и лесных инспекторов (не путать с лесниками). Лесной инспектор – специалист, своего рода лесной менеджер, который отвечает за жизнь леса в целом, а не только за его охрану. И в крае представителей этой зеленой профессии всего 118 человек (по нормативам их должно быть 268). На каждого инспектора приходится 37,3 тысячи га леса. А должно – 16,5 тысяч га.

Какие проблемы есть в алтайской лесной отрасли «Отпилили руки, ноги…». Алтайский биолог рассказала, что не так с озеленением Барнаула Мнения

Впрочем, как заявил Андрей Стрелковский, проблема эта для региона не уникальная и наблюдается по всей стране. Кстати, в начале 2021 года СМИ писали о том, что эту профессию ждут большие перемены: в России создадут новую федеральную службу лесных инспекторов. Но пока что этого не произошло.

Валежник раздора

Общее количество зафиксированных незаконных рубок в крае ежегодно падает: с 509 за 2013 год до 333 в 2020 году. При этом объем незаконной заготовки древесины вырос: в 2018 этот показатель составлял 3,5 тысячи кубометров, а в 2020 дошел уже до 5,6 тысячи. И причина у этой негативной тенденции довольно неожиданная.

Всему виной тот самый закон «о валежнике», вступивший в силу в 2019 году (он разрешил населению региона бесплатно собирать этот вид древесины). Но что-то пошло не так. Жители Алтайского края, как заявляет Стрелковский, уж очень широко трактуют это понятие и собирают все подряд: вместе с сухостойной и ветровальной древесиной в ход идет и сырорастущая, то есть, фактически, вся подряд. Некоторые и вовсе считают, что закон разрешает им свободно заготавливать древесину в коммерческих целях. С такими жителями края ведут разъяснительную работу, но граждане, до которых смысл закона о валежнике не доходит, все еще есть.

Кроме того, арендаторы леса нередко обладают неумеренным аппетитом и заготавливают больше древесины, чем это оговорено. Подобное явление выявляли на территории Белокурихинского, Боровлянского, Чарышского и Горно-Колыванского лесничеств.

Природные козни

Как отметила руководитель алтайского филиала Рослесзащиты Лариса Капустина, в крае 15,8 тысячи га поврежденного леса, причем четверть этой площади составляют погибшие насаждения. Впрочем, основной причиной смерти деревьев стали климатические явления: ураганы, затопление и изменение уровня грунтовых вод.

Но суровый сибирский климат зачастую вредит деревьям не только напрямую. По словам Капустиной, природные особенности Западной Сибири создают предпосылки для возникновения крупных очагов насекомых вредителей. Которых существует множество видов. А весенне-летние засухи и перепады температур в 2021 году пришлись им очень и очень по душе. Например, тот же полиграф уссурийский присутствует во всех пихтовых насаждениях края. А совсем недавно у него появился новый «коллега»: союзный короед, который прибыл к нам из Европы.

В общем, после доклада возможного кандидата в министры Стрелковского осталось стойкое впечатление: с лесными проблемами в Алтайском крае все же справляются. Но работы еще очень много.