«Мама, эта сирена не тренировочная». Семья из ЛНР бежала на Алтай от бомб и пуль — KP.Ru

«Мама, эта сирена не тренировочная». Семья из ЛНР бежала на Алтай от бомб и пуль - KP.Ru

Михаил и Дарья Сухоруковы. Фото: Алтайское краевое отделение Российского детского фонда

На Алтай прибыли первые беженцы из Луганской народной республики. Среди них — Михаил и Дарья Сухоруковы с двумя детьми.

— Собрались за считанные минуты, — рассказывает корреспонденту «КП» Дарья, — схватили два рюкзака с документами и детскими вещами на первое время.

По словам женщины, в тот день девятилетний сын пришел из школы со словами: «Мама, начинают стрелять, боевые действия».

– Может, это на полигоне, может просто тебе показалось, – пробовала я его успокоить, – вспоминает жительница ЛНР. – А потом телепередачи прервали, появилось крупными буквами сообщение об эвакуации в городе, раздался звук сирены. «Это, мама, сирена не тренировочная» – сказал ребенок.

По словам женщины, сын ее научился различать сирены с малых лет.

– Тренировочная она погудит и перестает, а боевая более громкая и нескончаемая, — объясняет беженка.

Дарья говорит, что первые такие сирены она услышала в 2014-м году, когда столкнулась с нелегкими испытаниями.

Делились хлебом

– Первый муж оставил с ребенком на руках, выписал из квартиры, в которую мы вместе вкладывались. За один день выписал, – рассказывает Дарья. – А на следующий день началась война. Помню, как с ребенком в переноске я бродила в поисках подработки. Это было ужасно. Ни воды, ни света, авиабомбы. Люди тогда умирали пачками.

Для голодных обездоленных людей, по словам женщины, открывали бесплатные столовые. Но чтобы там поесть, по словам беженки, нужно было в четыре часа утра встать или выстоять огромные очереди.

– Люди хлебом делились, друг за друга держались, – вспоминает женщина. – Воду брали из родников.

Белые КАМАЗы

В последующие годы, по словам Дарьи, обстановка в ее городе Алченске относительно стабилизировалась.

– Пришли «белые КАМАЗы» из России с гуманитарной помощью. Люди увидели продукты, лекарства, памперсы. С 2016-го года стали выплачивать пенсии в рублях и детские пособия. Появилась неофициальная работа. Где-то иногда бомбили, но люди научились жить в таких условиях, – вспоминает Дарья.

В 2018-м появилась маленькая Алена. С отцом второго ребенка у молодой женщины тоже отношения не сложились.

– Алена не вставала на ножки, не ползала, и врачи прочили девочке инвалидную коляску, – вспоминает Даша. – Отец ребенка тогда самоустранился – инвалид ему был не нужен. И вот в этот момент получилось как в пословице «Не было бы счастья, да несчастье помогло»…

«Мама, эта сирена не тренировочная». Семья из ЛНР бежала на Алтай от бомб и пуль - KP.Ru

В Луганской республике остались родители Дарьи. Сама она сейчас живет в поселке Лесном. Фото: Алтайское краевое отделение Российского детского фонда

Миша с Алтая

С Михаилом Сухоруковым с Алтая мать двоих детей все эти годы вела дружескую переписку в интернете.

– Миша, услышав про беду с моей дочкой, вызвал нас на Алтай, отправил по докторам, которые назначили правильное лечение, и через полгода Алена встала на ножки, как и обещали врачи. Радости моей и благодарности к Мише не было предела! – рассказывает Дарья.

В тот момент Михаил Сухоруков понял, что прикипел и уже не сможет жить без Даши и детей.

– Когда они после лечения уехали – у Даши тогда не было российского паспорта, я затосковал, сгребся, поехал в ЛНР, – вспоминает мужчина.

То, что на луганской земле небезопасно, его не страшило. Вскоре пара расписалась.

– Прежде, чем выходить замуж за человека, с которым я впервые почувствовала себя слабой женщиной, о которой заботятся, я поговорила с сыном, – рассказывает Дарья. – И тот мне сказал: «Мама, я хочу видеть, как ты улыбаешься, а с Мишей ты улыбаешься!».

Спасибо добрым людям

Во время нынешней эвакуации семья с двумя детьми сначала попала в Ростовскую область.

– Встретили нас очень хорошо, разместили в общежитии техникума, оттуда добрались до Москвы и дальше поехали на Алтай, – рассказывает Даша.

Сегодня семья живет в поселке Лесном с родственниками Михаила. Девять человек на 60 квадратах — в тесноте, да не в обиде. И все же, конечно, бывшей жительнице ЛНР не хочется стеснять новую сибирскую родню.

– Нам бы сейчас какое маленькое отдельное жилье, где мы бы платили за коммуналку, хотя бы на время, до получения материнского капитала, – мечтает Даша. – Люди на Алтае сердечные. В Алтайском краевом отделении Российского детского фонда помогли с вещами, договорились с врачами об обследовании сына, подарки из Следственного комитета принесли, спасибо всем.

В эти дни семья занимается оформлением паспортов, Михаил уже нашёл подработку.

В Луганской республике в непростой обстановке остались родители Дарьи. Пожилые люди отказались переезжать, и, конечно, у беженки болит за родню сердце.

– Иногда связь есть – перемолвимся, но часто – ни света, ни связи, – переживает женщина.