«Мы в тебя верим!» Как в Барнауле выхаживают крошечных детей с врожденными патологиями

«Мы в тебя верим!» Как в Барнауле выхаживают крошечных детей с врожденными патологиями

«Да, даже подгузники взвешиваем. Надо ведь знать, сколько малыш выпил, и сколько из него потом вышло жидкости. Анализы брать необходимо, но иногда ребенок настолько слаб, что важна каждая капля крови. Она для него, как для нас целый литр», — врач-неонатолог, заведующая отделением патологии новорожденных и недоношенных детей Центра охраны материнства и детства Светлана Дуплик рассказывает, как живут малыши, которым сразу с рождения требуется защита не только мамы, но и многочисленных аппаратов и десятка врачей и медсестер.

Отделение патологии новорожденных в Центре охраны материнства и детства. Дмитрий Лямзин.

В «гнездышке»

— Откуда поступают маленькие пациенты?

— К нам поступают недоношенные дети, рожденные в нашем центре, а также те, кто родился с пороками. Бывает, что малышей транспортируют из роддомов Барнаула. Из родзала такой проблемный пациент поступает в реанимацию № 1, а если на седьмые сутки улучшений не наступило, то в реанимацию № 2, где может находиться и несколько месяцев. В основном это дети, которые сами не могут дышать.

Все они у нас лежат в «гнездышках», чтобы им было немного тесновато, простор они не любят. От света и шума тоже изолированы — в общем, находятся в условиях, максимально приближенных к материнской утробе. Это важно для правильного развития движений и вообще центральной нервной системы. Обязательны вязаные носочки и одеяльца, которые стимулируют нервные окончания.

«Мы в тебя верим!» Как в Барнауле выхаживают крошечных детей с врожденными патологиями Врач-неонатолог Светлана Дуплик. akkdb.ru.

— Почему важно беречь младенца от света и шума?

— Потому что в животе у мамы всего этого нет, и при изменении внешней среды ребенок испытывает стресс. Он не готов к такому. Есть даже так называемый реанимационный синдром: из-за постоянного гула аппаратов ребенок становится более возбудимым. Это плохо для всех анализаторов, для нервной системы.

— Что может произойти в дальнейшем?

— В лучшем случае ребенок просто будет плохо учиться, станет неусидчивым и нервным. Порой этих ребятишек ругают за плохое поведение, но они просто не могут по-другому, они расторможены.

Мы обучаем мам уходу за ребенком с особенностями физического развития. Они лежат в нашем отделении и самостоятельно, под контролем врачей и медсестер, ухаживают за своими детьми, не разлучаются с новорожденными, участвуют в лечебном процессе. Если они, конечно, к этому сами готовы.

— А почему бывают не готовы?

— Некоторые, так скажем, больше заняты своими делами, им некогда за малышом ухаживать. Но большинство все же активно подключается. Как покормить (многие дети питаются через зонд), как подгузник поменять — мамы у нас всему обучены. У нас специальные лекции читают и врачи, и медсестры, и психолог.

В приоритете грудное молоко, конечно. Есть специальная медсестра по поддержке грудного вскармливания. Даже если лактация слабая, все равно, хоть по капельке под язычок нужно давать, чтобы заселить маленький организм микрофлорой.

Факт

За 35 лет Россия достигла рекордного снижения уровня младенческой смертности. Если в Советском Союзе из тысячи родившихся детей погибали 20, сейчас, благодаря, в том числе, неонатологам — четыре ребенка.

«Мы в тебя верим!» Как в Барнауле выхаживают крошечных детей с врожденными патологиями Отделение патологии новорожденных в Центре охраны материнства и детства. Дмитрий Лямзин.

Причем тут сигареты

— Какие риски есть у недоношенного ребенка?

— Таких детей сопровождают многочисленные заболевания из-за того, что весь организм недоразвит. Если ребенок долго не может дышать самостоятельно, возникает бронхолегочная дисплазия.

Плохо работает желудочно-кишечный тракт: постоянны вздутия. В грудном молоке мало белка, так что мы его усиливаем специальными обогатителями, а они не очень хорошо воспринимаются кишечником.

Часто у малышей не закрывается артериальный проток, то есть, кровь неправильно распределяется в сердце и заливает легкие. Таких отправляем в Новосибирск, в клинику Мешалкина. Врожденных гидроцефалий тоже много. Тогда нужно удалять лишнюю спинномозговую жидкость из головного мозга.

У нас есть сейчас ребенок, родился весом всего килограмм. Очень долго был на аппарате, не дышал. Мы его уже пять месяцев выхаживаем. У него цитомегаловирусная инфекция, полученная от мамы. Это привело к поражению сердца, почек, печени.

Первая причина недоношенности и всех несчастий — это как раз внутриутробная инфекция. Иногда мы ее можем диагностировать точно, а иногда просто предполагаем ее наличие по анализам, но не можем выделить сам вирус.

Помимо внутриутробной инфекции, значение имеют и другие заболевания мамы. И в 20 лет девушки мучаются давлением и анемией. Плохое питание и курение не способствуют здоровью. Нам одна мама как-то сказала: «А меня никто не предупреждал, что курить во время беременности нельзя». Другой 17 лет, она говорит: «Что вы ко мне привязались? Причем тут сигареты? Я уже семь лет курю и ничего».

«Мы в тебя верим!» Как в Барнауле выхаживают крошечных детей с врожденными патологиями Сигарета. СС0.

Факт

Ежегодно в Алтайском крае рождаются порядка ста младенцев с экстремально низкой массой тела (менее 1 килограмма). Выживают из них в среднем 96,5%.

Логопед для молчунов

— Детей с врожденными болезнями становится больше?

— У нас их определенно стало больше. Все малыши с внутриутробными патологиями едут именно к нам. Тут еще такой вопрос. Если раньше при обнаружении патологии беременность прерывали, то сейчас нет. Многое успешно оперируется, технологии выхаживания тоже поменялись. Женщины не боятся рожать, зная, что им с малышом обязательно помогут.

У нас был ребенок с эпулисом — доброкачественной опухолью верхней челюсти, это прямо огромная шишка во рту. Я больше 30 лет работаю, но видела такое впервые. Успешно прооперировали.

После операции ребенок, как правило, возвращается в наше отделение, это уже решают хирурги. Одна девочка родилась с огромной опухолью, но доношенная. Опухоль удалили, и уже через пять дней она поехала домой, минуя наше отделение.

Еще у мальчика был очень тяжелый гидронефроз. Одна почка полностью нерабочая — просто, грубо говоря, мешок с водой. Наши урологи его забрали на операцию и удалили почку. И к нам он не вернулся, все было хорошо, так что благополучно уехал домой.

«Мы в тебя верим!» Как в Барнауле выхаживают крошечных детей с врожденными патологиями Отделение патологии новорожденных в Центре охраны материнства и детства. Дмитрий Лямзин.

— Какие врачи должны быть рядом с недоношенным ребенком?

— Все узкие специалисты в зависимости от того, какая патология есть у малыша. Сейчас немного поменялась тактика ведения таких пациентов. Например, их очень рано осматривает офтальмолог. Редко, но все же бывает так, что малышу требуется оперативное вмешательство. Ретинопатия — явление распространенное, у ребенка не развивается сетчатка глаза и тогда ее приходится искусственно укреплять. Впоследствии возможны нарушения зрения. Бывают перекруты и кисты яичников у новорожденных, тогда их обязательно осматривает гинеколог.

Приглашаем и логопеда. У нас один папа все удивлялся — зачем логопед, когда ребенок не разговаривает. Но есть дети, которые вообще не могут принимать грудь, у них сосательного рефлекса нет. Это связано с недостаточным развитием мышц щек, губ, языка. Логопед как раз формирует их при помощи массажа.

Для недоношенных и малышей с патологиями мы открыли кабинет катамнеза, куда можно приходить поле выписки — там есть все узкие специалисты, которые наблюдают за ребенком еще какое-то время — кардиолог, хирург, офтальмолог, невролог, сурдолог.

«Мы в тебя верим!» Как в Барнауле выхаживают крошечных детей с врожденными патологиями Отделение патологии новорожденных в Центре охраны материнства и детства. Дмитрий Лямзин.

Капля крови

— Каковы показания к выписке? Как вы понимаете, что теперь малыш может жить самостоятельно?

— Он сам дышит и сам ест. Это главные показатели. Бывает, что выписываем и детей с зондовым кормлением, если у него есть прибавки в весе. Конечно, подробно при этом рассказав родителям, что и как делать. Важно, чтобы биохимические анализы тоже должны быть в норме.

По всем рекомендациям мы должны выписать ребенка с весом 1,8 килограмма. Но мы учитываем, что педиатр в нашем крае может быть один на весь огромный район, поэтому стараемся выписывать малышей, которые набрали больше двух килограммов, а в идеале 2,5.

Мы все время измеряем сатурацию и частоту сердечных сокращений. Полноценный осмотр ведем каждый день, даже если малыш чувствует себя хорошо. Биохимические и клинические анализы делаем раз в 10 дней.

«Мы в тебя верим!» Как в Барнауле выхаживают крошечных детей с врожденными патологиями Анализ крови. pexels.com

Большой стресс

— Как сами мамы относятся к своим больным и недоношенным детям? Вы видите какие-то изменения за последние годы?

— Раньше мамы и дети в таких случаях были изолированы. После родов проходило достаточное время, прежде чем мать видит свое дитя. Сейчас они все время рядом, и мамы видят, как ребенок дышит, как питается, прибавляет в весе.

Конечно, переживают и плачут. Это понятно: ребенок на аппарате ИВЛ, да еще и трубки отовсюду торчат. А некоторые вообще мужьям не хотят показывать: «Вот чуть-чуть подрастет, тогда и покажу». Им самим сложно привыкнуть к виду своего ребенка. Хотя папы, наоборот, больше поддерживают и помогают.

Сами роды недоношенного ребенка — большой стресс для женщины. Они гораздо больнее, чем обычные. Это связано с тем, что гормональный фон, отвечающий, в том числе, за выброс естественных обезболивающих веществ, не готов. И женщина кричит и не тужится не потому, что вредная, а потому, что не может.

«Мы в тебя верим!» Как в Барнауле выхаживают крошечных детей с врожденными патологиями Отделение патологии новорожденных в Центре охраны материнства и детства. akkdb.ru.

— А бывает, что материнский инстинкт вообще не просыпается?

— Он просыпается не сразу. Бывает, что женщина родила и говорит: «Я поехала домой, у меня там дети». А это кто? Просто она еще не привыкла, что у нее еще один ребенок. Вот поэтому и важно совместное пребывание в больнице и включенность мамы во все процессы.

Понятно, что медсестра одна всех не погладит, поэтому мам и нужно всему учить. Даже перевернуть малыша не так просто, как кажется, поначалу немного страшновато. Учим лежать «на бревнышке», когда ребенка нужно положить животом на мягкую скатку из пеленки, чтобы он упирался головой и ногами. Они очень любят такую позицию, так им легче дышать.

Если мама вдруг уезжает из стационара — всякое бывает, может быть, какие-то неотложные дела дома — то малыш себя совсем по-другому ведет: хнычет все время и ворочается. Как бы мы с ними ни возились, мама нужна обязательно.

Но нам кажется, что и нас малыши очень любят.

«Мы в тебя верим!» Как в Барнауле выхаживают крошечных детей с врожденными патологиями Отделение патологии новорожденных в Центре охраны материнства и детства. Дмитрий Лямзин.

— Как вы это понимаете?

— Им очень важна доброта. Придешь, трогаешь его, а он как будто только тебя и ждал. Сразу замолкает, успокаивается. Только через прикосновение он понимает и принимает эмоции.

В прошлом году одно время было много детей, один вообще очень долго без мамы лежал. Мы специально приглашали волонтеров — студентов медуниверситета. Девчонки приходили, носили ребятишек на руках, укачивали, лекции им свои читали вместо колыбельных.

Мы всегда говорим нашим малышам: «Все у тебя будет хорошо. Мы в тебя верим».

  • Надежда Тиунова