Откровения алтайского депутата: «Когда мама говорит, что учительница неадекватная, а Васенька прав — меня разрывает от гнева» — KP.Ru

Откровения алтайского депутата: «Когда мама говорит, что учительница неадекватная, а Васенька прав - меня разрывает от гнева» - KP.Ru

Депутат поделился размышлениями насчет «дыр» в системе образования и идеями, как их залатать

Фото: Анна Перевощикова

У общественности всегда были и будут вопросы к современной системе школьного образования. Вопросов много, ответов — тоже, но истины так и не найти. Заместитель председателя комитета по образованию и науке Алтайского краевого Заксобрания Сергей Писарев поделился с «Комсомолкой» своими размышлениями насчет «дыр» в системе образования и идеями, как их залатать. Сегодня мы публикуем выдержки из его откровений.

Болит душа

— Этот разговор о школе. О школе, которую я люблю, о которой болит душа. Это размышления о будущем. И оно меня пугает и настораживает, — рассказывает Писарев. — Я люблю свою родную школу №3 г. Змеиногорска Алтайского края. Мои первые учителя были для меня наставниками, помощниками, большими друзьями, советчиками и людьми для подражания.

Именно школа научила меня общению в коллективе, труду, творчеству и многому другому, что мне пригождается в жизни. Школа научила меня жить. Жить самостоятельно и быть уверенным в своих решениях, действиях и поступках. Было это с 1965 по 1975 годы, увы, но уже прошедшего 20 века. И все эти годы я не забывал свою школу и учителей. И сегодня, вручая учрежденную мною премию для лучших учеников и учителей Змеиногорской школы №3, я отдаю дань уважения и любви своей малой Родине, тем, кто дал мне путевку в большую жизнь.

Эта сильная привязанность к школе и заставила меня вернуться в нее, но уже в качестве учителя географии и биологии. Не в свою родную, а в школу в городе Барнауле.

Свою педагогическую деятельность я начал в 1988 году. Мне было интересно и комфортно в этой среде учителей и учеников. Время непростое. Даже представить невозможно было, что пройдет каких-то пару лет и не станет страны, в которой я родился и учился.

Я хорошо помню свой первый урок. Ни страха, ни особого волнения не было. Ведь позади у меня были 12 лет службы в рядах Советской Армии и работа с молодежью.

Очень хорошо запомнил классный журнал. В нем были страницы не только успеваемости учащихся, но и листок здоровья, листок посещения кружков и секций. Так вот, в 1988 году в моем любимом 6 «б» классе были два ученика с отклонениями в здоровье: у Вики — психоневрологическое заболевание, у Коли — эндокринное (имена учеников изменены, прим. ред.) Из всего класса ДВА!!! Но с каждым годом после развала Советского Союза кривая заболеваемости просто стремилась вверх. И основную долю отклонений начали составлять психоневрологические заболевания. Органы власти, заботясь о будущем детей, начали оперативно решать вопросы. Ввели в школы психологов и психиатров, социальных педагогов. Создали районные комиссии, которые по рекомендациям школ начали обследовать детей и рекомендовать родителям приемлемую форму их обучения и лечения.

Микросовет

— Это воспитательный орган, который был создан в каждой школе. На микросовет приглашались дети и родители для профилактической беседы. За каждой школой был закреплен сотрудник комиссии по делам несовершеннолетних при отделе милиции. И специалист комиссии регулярно приходил в школу и проводил профилактические беседы. Если возникала необходимость, инспектор комиссии посещал вместе с классным руководителем неблагополучную семью.

НО!!!! В школу внедрялись идеи американских и западноевропейских пропагандистов. Джордж Сорос и Бенджамин Спок, которые по-своему видели процесс обучения и воспитания в новой школе России, оказали мощное влияние на ход событий в системе образования. Главная их цель была — разрушить все то, что составляло славу и гордость советской школы.

Были закрыты специализированные школы для детей с психическими отклонениями. По мнению американцев, все дети должны учиться вместе, и так дети с психическими отклонениями, глядя на здоровых детей, будут исправляться. Система и принимала Сороса (деньги немалые), и сопротивлялась. В качестве сопротивления для школ начали срочно готовить психологов. Выглядело это как-то трагично и грустно. Три недели курсов и ты психолог. На такие курсы направили и меня. На первом занятии я поинтересовался, как можно изучить психологию за три недели, чему такой специалист может научить. Ответ психолога удивил. Было сказано, что через два часа лекции я смогу убедить любого человека делать то, что мне нужно. Особо было подчеркнуто, что я научусь руководить людьми, не тратя нервы. Я сказал психологу, что послушаю два часа, и если она меня не убедит, я уйду. Ровно через два часа я шел по улице города и размышлял по поводу того, как же так можно бездумно тратить деньги на подготовку псевдоспециалистов которые не пользу принесут, а натворят черт его знает что с молодыми неокрепшими душами.

В середине 90-х годов, следуя американским трактовкам, почему-то посчитали, что вся работа, направленная на здоровье детей, задача не школы, а самих родителей. И детей, как говорится, вернули в семьи. Один на один с неблагополучными мамами и папами дети стали впитывать то, что видят в доме, не получая никакой альтернативы. А, кроме этого, они стали активно поглощать нездоровую пищу с различными добавками. Здоровое питание сменилось вредным фастфудом.

И вновь вспоминаю свою родную школу и врачей, которые постоянно следили за нашим здоровьем. В каждой школе был врачебный кабинет с набором медикаментов для экстренной помощи. Более того, в школе работал зубной кабинет, и все дети имели здоровые зубы. Осмотры детей проводились всеми специалистами ежегодно!

Учителя начальных классов с детского садика начинали знакомиться с будущими первоклассниками и их родителями. Ведь корректировка психического состояния ребенка возможна с 3 до 6 лет. Дальше — все труднее и сложнее. Учитель знал, в какой семье растет ребенок, состояние его здоровья.

Школа и учитель воспитывали. Дети и учителя общались. Вместе ходили в походы, совершали длительные поездки по городам страны. Работали в совхозах и колхозах. Совместный труд не только сплачивал, но и воспитывал. Дети несли дежурство в школе и в классах, учувствовали в субботниках, работали на пришкольных участках. Но все это ушло в историю, так как мамы, начитавшись Бенджамина Спока, начали терзать школы и отказываться от всего, что не нравилось им. Усиленно формировалась свободная личность без ответственности за себя, родных, друзей, коллектив.

Мы даже не заметили, как выросли эти новые поколения.

Герои нашего времени

— На днях общался со знакомой, которая переводит свою дочь уже в третью школу. Она пожаловалась мне, что дочь не ценит ее стараний, говорит, что устала бегать из школы в школу. Я порекомендовал ей девочку отпустить, а ей обратиться к хорошему психологу, адрес которого я ей дал.

Школа тех лет воспитывала и учила жить правильно. Учила любви, добру, нежности, мужеству и состраданию. Никогда не забуду трагический случай, когда в 1994 году в Грозном погиб мой ученик Юра Городецкий. Весть о его гибели принес в класс военный, который приехал из Грозного. Откуда-то узнав, что у Юры не было родителей, он решил его личные вещи передать мне. Наши отношения с Юрой были как отца и сына. Он часто приходил в наш дом, играл с моими сыновьями. Когда военный заглянул в класс, мое сердце оборвалось. Я все понял. Он молча отдал мне сверток и вышел. 25 мальчишек моего класса минут 15 сидели молча. Когда я, наконец, смог говорить, я объявил, что завтра не смогу провести урок и они могут быть свободны. Утром следующего дня возле школы стоял весь мой класс. Они помогли сделать все для похорон. Я никогда этого не забуду. Каждый год, начиная с 1995 года 23 декабря, в день рождения Юры мы собираемся в метель, в мороз на кладбище.

«Ответ меня шокировал»

2001 год. Кошмар, длящийся месяц, когда в одной из школ поочерёдно происходят три случая суицида среди детей. Мне, тогда заместителю главы администрации района по социальным вопросам, как и председателю комитета по образованию, было не до сна. В школу приехали следователи, прокуроры, дознаватели, милиционеры, чиновники. Но где профессиональные психологи, суицидологи? Если первые еще хоть номинально были (вот те самые психологи), то вторых вообще никто никогда не готовил. А нужен был именно специалист. Роль таких специалистов исполняли мы, днем и ночью общаясь с детьми, родителями, учениками. Обстановка наладилась. Директора заменили. И все! В надежде, что больше не произойдет. В этой школе, слава богу, да. Но в других- то происходит.

Взволнованный новой вспышкой детского насилия, на днях я общался с директором одной из школ. Поинтересовался состоянием здоровья детей. Ответ меня просто шокировал. К тем заболеваниям, что я называл ранее, добавились олигофрения, дебилизм, асоциальное поведение, неопределенность половой принадлежности и др. И главная беда в том, что учить таких детей некому.

Кто сегодня будет заниматься с детьми с ДЦП, которых с каждым годом становится все больше? Ведь не секрет, что порой эти дети просто выпадают из поля образовательного пространства. Где специалисты? Где учителя, способные работать с гиперактивным ребенком? Кто их готовит? Почти каждый день я читаю в новостях — мальчик 15 лет из Алтайского села зарубил свою бабушку. Подросток расстрелял учеников в классе. Девочки избили и изнасиловали одноклассницу.

Не сотвори себе кумира

Или, например мальчик умер от курения вейпа. Мы все удивляемся, почему подростки пошли за мнимыми кумирами на митинги? Почему они позволяют себе не уважать старших, руководителей организаций, в которые они устраиваются на работу? Почему они так агрессивно проявляют себя в политических диалогах.

Многие взрослые говорят, что во всем виноваты гаджеты, мобильные телефоны, интернет. Хочу возразить и провести такую параллель. Обезьяна, чтобы начать добывать плоды, взяла в руки палку. Эволюция постепенно дает человеку новые изобретения и оставляет их с человеком навсегда. Они могут только устаревать, но не исчезать. Так вот, все эти телефоны и гаджеты с нами навсегда. И проблема не в них. Мы вынуждены принимать специальный кодекс поведения родителей в родительских чатах, обучая родителей вести себя культурно и не оскорблять ни друг друга, ни учителя. Когда я слышу диалог мамы и ребенка о том, что учительница неадекватная, а Васенька прав, меня разрывает от гнева из-за этой людской глупости и безответственности. Из-за этого хамства, которое внедрилось в целое поколение общества.

И ведь мало тех, кто задумался над тем, что вседозволенность детей в сообщениях, оскорбления и маты это плод родительского хамства и невежества в интернет пространстве.

Потерянные традиции

Дети лишены общения, прежде всего, с родителями. Не стало совместных мероприятий с родственниками. Дети не знают своих двоюродных братьев и сестер, своих близких по крови людей. Никто уж не лепит пельмени за одним столом. Не готовят уху в большом ведре на огромную команду детворы. Не видно и не слышно дворовых игр. Дети разучились общаться между собой. И в этом плане не могу не отметить роль ЕГЭ. ЕГЭ формирует не человека способного рассуждать, анализировать, пересказывать и делать правильные умозаключения. ЕГЭ отупляет личность.

Сегодня необходимо принимать срочные меры, которые позволили бы навести порядок в этом вопросе. И общими усилиями возвращать целое поколение в нормальное русло человеческого поведения и общения. И это только маленькая часть огромной проблемы всей системы образования, воспитания и здоровья детей.

По данным Института педиатрии в стране только 12 процентов детей относительно здоровы. Остальные больны! Многие психоневрологическими расстройствами.

Что делать?

— Какие первостепенные меры необходимо принимать? На мой взгляд, нужно принять региональную программу типа «Образование для всех», в которой необходимо конкретизировать вопросы о необходимых условиях при поступлении в школу, расширить сферу адаптивной педагогики, создать адаптивную школу, которая станет базовой площадкой для команды узких специалистов, способных сопровождать детей с разными особенностями развития и, наконец, занять всерьез вопросами кадров. Кроме того, нужно возложить ответственность не только на педагогов, но на родителей (или законных представителей) — по первому требованию школьного ППк родители обязаны пройти и получить заключение территориальной комиссии, — это лишь часть предложений, высказанных Сергеем Викторовичем.

Уважаемые читатели, приглашаем вас к дискуссии. Как вы считаете, что необходимо изменить в системе образования, чтобы она стала более эффективной? Свои мнения вы можете оставлять в комментариях, а также присылать на почту perevoshchikova1996@mail.ru или рассказать по тел. (3852) 205-547.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.