По новому порядку. Что изменилось в работе Алтайского онкодиспансера и как это отразится на пациентах

По новому порядку. Что изменилось в работе Алтайского онкодиспансера и как это отразится на пациентах

Новый «Порядок оказания медицинской помощи взрослому населению при онкологических заболеваниях» был принят и опубликован еще 1 апреля 2021 года. Профильным медорганизациям дали восемь месяцев на переформатирование работы согласно новым правилам. Что изменилось в помощи раковым пациентам Алтайского края, рассказал главный онколог региона, руководитель краевого онкологического диспансера Игорь Вихлянов.

Алтайский онкодиспансер. АКОД "Надежда".

Строгая специализация

— Сократились ли объемы онкологической помощи в Алтайском крае?

— Никакого сокращения онкологической помощи не произошло. Напротив, коечный фонд даже увеличился за счет организации 10 дополнительных коек в Бийском онкодиспансере — как говорится, мал золотник, да дорог. Всего сейчас коечный фонд трех онкодиспансеров края составляет 770 коек в круглосуточных стационарах и 220 коек в дневных, работающих в три смены.

Самое главное — был наведен порядок и в структуре коечного фонда. Раньше в онкологических диспансерах страны повсеместно была практика проведения курсов лекарственной терапии в отделениях хирургического профиля. Новый же Порядок рекомендует работать иначе.

Сейчас у нас строгая специализация: в хирургических отделениях должны оперировать, в отделениях лекарственной терапии проводить лечение с помощью противоопухолевых препаратов, а в отделениях радиотерапии — лучевое лечение.

Пациент может проходить лекарственную терапию и в хирургии, но только если он уже прооперирован или готовится к операции — в пределах одной госпитализации. Таким пациентам лекарственное лечение необходимо либо для уничтожения остаточных раковых клеток и профилактики метастазирования, либо для сокращения злокачественного процесса и уменьшения объема опухоли перед хирургическим вмешательством.

По новому порядку. Что изменилось в работе Алтайского онкодиспансера и как это отразится на пациентах Алтайский онкодиспансер. Игорь Вихлянов. АКОД «Надежда».

В соответствии с этим в краевом онкодиспансере, например, одно из торакальных хирургических отделений полностью перепрофилировали в отделение лекарственной терапии. Но прежде, чем принять такое непопулярное решение, вызвавшее бурю противоречивых эмоций у жителей края, была тщательно проанализирована работа обоих отделений.

Мы изучили реальный объем хирургической помощи по торакальному профилю с учетом заболеваемости раком легкого, желудка и пищевода в регионе, оценили эффективность использования хирургических коек, проанализировали способность и желание хирургов каждого отделения выполнять необходимые виды вмешательств.

По итогам этой работы стало очевидно, что одного торакального хирургического отделения на 50 коек более чем достаточно для оказания необходимой помощи населению края в полном объеме и надлежащего качества.

Надо отметить, что прежнее положение дел хоть и не противоречило документам, регламентирующим порядок оказания онкопомощи, но точно не способствовало и ее совершенствованию.

Благодаря новому Порядку хирургам больше не нужно углубляться в тонкости лекарственной терапии, а химиотерапевты больше не будут отвлекаться на работу, связанную с перевязками и прочими «хирургическими» процедурами. Это приведет к большей специализации и повышению квалификации онкологов: безупречно выполнять свою работу может тот врач, который выполняет ее часто и много.

По новому порядку. Что изменилось в работе Алтайского онкодиспансера и как это отразится на пациентах Алтайский онкодиспансер. АКОД «Надежда».

Нужно ли ехать за помощью в другой регион

— Правда ли, что пациенты теперь строго закреплены за регионом проживания и попасть на лечение в другие регионы и федеральные центры теперь невозможно?

— Возможность лечиться за пределами региона у онкологических пациентов была, есть и будет. Новый Порядок в этом смысле не накладывает никаких специальных ограничений.

— Как работает эта система перевода пациентов?

— Пациент, получивший заключение онкологического консилиума с подтвержденным злокачественным диагнозом и расписанной тактикой лечения заболевания, в соответствии с программой госгарантий обязан получить бесплатную помощь в полном объеме согласно клиническим рекомендациям.

Для этого он направляется в профильное отделение (дневной или круглосуточный стационар) региональной специализированной медицинской организации по месту проживания — онкологический диспансер или другую клинику, прошедшую лицензирование и аккредитацию по профилю «онкология».

По новому порядку. Что изменилось в работе Алтайского онкодиспансера и как это отразится на пациентах Алтайский онкодиспансер. АКОД «Надежда».

Если в этой организации по техническим причинам не могут провести предписанное лечение вообще или в какой-то его части (нет нужных специалистов, оборудования, медикаментов, условий, недостаточно опыта, квалификации и т.п.), врачи обращаются в медицинскую организацию другого региона, где такая помощь оказывается полноценно.

Там специалисты знакомятся с результатами всех исследований и анализов, запрашивают необходимые объяснения по истории болезни и, проанализировав весь массив данных, выносят решение: готовы ли они взять этого больного на лечение, смогут ли они оказать ему квалифицированную помощь в необходимые сроки или же нет.

Если решение положительное, то пациент получает направление установленного образца и отправляется в клинику, где его, по сути, уже поставили в план лечения. Если по каким-то причинам лечение в той клинике невозможно, ищут равноценную альтернативу. Но необходимую помощь пациент получит гарантировано.

Есть и другая ситуация: пациент с установленным диагнозом не желает лечиться по месту проживания, хотя объективно необходимая помощь ему гарантированно будет оказана здесь в полном объеме. Он хочет, чтобы его здоровьем занимались врачи крупных федеральных клиник. Такая возможность у него была и есть сейчас. Причем, выдача направления — не прерогатива только онкологического диспансера, оформить его можно и в участковой поликлинике по месту прикрепления.

По новому порядку. Что изменилось в работе Алтайского онкодиспансера и как это отразится на пациентах В алтайском краевой онкодиспансере. akod22.ru

В обеих ситуациях это направление выглядит абсолютно одинаково. Но в первом случае оно, по сути, является переводом пациента по медицинским показаниям из одной организации в другую. Во втором же — направляющая организация обеспечивает только первичную консультацию специалиста клиники-партнера. Никаких гарантий, что больному будет проведена диагностика или специализированное лечение в этой организации, нет. Ему также может быть рекомендовано и лечение по месту жительства.

Федеральные онкологические клиники, так называемые НМИЦ, можно на пальцах пересчитать. Они специализируются на диагностике и лечении редких и особо сложных случаев злокачественных патологий у пациентов из всех регионов страны.

Но 85−90% диагнозов — это ситуация, объективно решаемая в необходимом качестве по месту проживания пациента. Клиника-партнер укажет это в своем консультативном заключении. И это нормально. В противном случае рухнула бы вся система онкологической помощи.

По новому порядку. Что изменилось в работе Алтайского онкодиспансера и как это отразится на пациентах Онкодиспансер в Барнауле. Радиологический корпус. Олег Богданов

Разделение пациентов

— Какие онкологические заболевания будут лечить в Алтайском крае, а для каких нужно будет отправлять пациента в федеральный центр?

— В Алтайском крае оказывают комплексную специализированную помощь (хирургия, радиология, лекарственная терапия) пациентам со злокачественными заболеваниями крови и лимфы, бронхолегочной системы, пищеварительного тракта, женской и мужской половой сферы, мочевыводящих путей, с опухолями молочной железы, головы и шеи, головного мозга, онкопатологиями глаз.

Стоит отметить, что пациентам Алтайского края доступен ряд диагностических и лечебных методик, которых нет в большинстве регионов страны, в том числе и более крупных по численности населения. В частности, это молекулярно-генетические исследования, радиоизотопные технологии, хирургия печени и поджелудочной железы.

В то же время в нашем регионе нет специализированной онкологической помощи, например, при злокачественных новообразованиях опорно-двигательного аппарата.

Кроме того, не применяется ряд высокотехнологичных методик лечения, например, трансплантация костного мозга. В 2021 году мы начали проводить стереотаксическую лучевую терапию при злокачественных патологиях костной системы, но пока не в полном объеме.

Пациентов, нуждающихся в уточняющей диагностике и лечении по этим профилям, мы направляли и будем направлять впредь в федеральные НМИЦ. Мы все их хорошо знаем, со всеми у нас сложились партнерские отношения. Жителям Алтайского края подобное высокотехнологичное лечение было доступно, таковым оно и останется.

По новому порядку. Что изменилось в работе Алтайского онкодиспансера и как это отразится на пациентах Онкологический диспансер. Анна Зайкова.

— Какие медицинские организации включены в систему оказания онкологической помощи в Алтайском крае согласно новому Порядку?

— Уточняющая диагностика и специализированное лечение онкопатологий проводятся в трех онкологических диспансерах (Барнаул, Бийск, Рубцовск), на базе Краевой клинической больницы (лечение лейкозов и лимфом, а также хирургия опухолей головного мозга), Краевой офтальмологической больницы и в центрах амбулаторной онкологической помощи Камня-на-Оби, Алейска и Славгорода (лекарственная терапия).

Врач не один

— Что такое онкологический консилиум и почему ему уделено особое внимание в новом Порядке?

— Онкологический консилиум — это «краеугольный камень» системы онкологической помощи. Это совершенно уникальное явление, которого нет ни в одной другой медицинской сфере.

Обычно тактику лечения определяет лечащий врач единолично, максимум он может устно проконсультироваться с коллегами или заведующим отделением. Врачебные консилиумы или совместные совещания в неонкологической медицинской практике проводятся крайне редко — для принятия решения по особо редким или сложным случаям.

Онкологический же консилиум проводится всегда, когда необходимо принять решение, поменять или скорректировать тактику лечения, то есть неограниченное количество раз за весь срок лечения пациента. Решение консилиума оформляется письменным протоколом. Для пациентов это как второй паспорт: без этой «бумажки» начало специального противоопухолевого лечения невозможно.

По новому порядку. Что изменилось в работе Алтайского онкодиспансера и как это отразится на пациентах Онкологический диспансер. Анна Зайкова.

Почему он так важен? Онкология — это крайне сложная биологическая проблема, имеющая множество тонкостей и нюансов, в которых мировые ученые и медики до сих пор не разобрались до конца. А каждый рак, помимо прочего, имеет свои персональные особенности: не бывает двух одинаковых опухолей.

Чтобы составить рациональную комбинацию и последовательность лечебной терапии, нужно совместное совещание врачей нескольких разных специальностей. Согласно новому Порядку в минимальный состав онкологического консилиума входят хирург, радиотерапевт и врач-онколог, специализирующийся на лекарственной противоопухолевой терапии. Это возможно только в условиях крупных специализированных медицинских организаций, имеющих в своем составе все эти три компонента онкологической помощи.

Таким образом, из структуры онкологической службы автоматически выбывают клиники, профилирующиеся на оказании только одного вида помощи. И это нормально: онкология — системная проблема, требующая комплексного подхода, а для этого необходим «коллективный разум» ключевых специалистов.

По новому порядку. Что изменилось в работе Алтайского онкодиспансера и как это отразится на пациентах Онкологический диспансер. Анна Зайкова.

Телемедицина с микроскопом

— В новом Порядке говорится об обязательном использовании телемедицинских технологий при оказании онкологической помощи. О чем речь?

— По мере развития информационных технологий дистанционное взаимодействие постепенно становится нормой для специалистов разных сфер. Эта тенденция коснулась и здравоохранения, где еще пару-тройку лет назад диагностика и лечение пациентов на расстоянии казались чем-то совершенно немыслимым.

Несмотря на весьма технологичное название, ничего «космического» в телемедицине нет. По сути, это совещание экспертов разного уровня с помощью видеоконференцсвязи. Но на современном этапе развития медицины это не просто обсуждение по видеозвонку, а обсуждение предметное — современные информационные технологии позволяют передавать цифровые изображения и видеозапись различных медицинских процедур и манипуляций без какой-либо потери качества.

При этом, благодаря средствам информационной безопасности, личные данные пациента и сведения, относящиеся к врачебной тайне, защищены на 100%.

В прошлом году в краевом онкодиспансере появился сканер стеклопрепаратов, который не просто сканирует изображение, но и одновременно увеличивает его в 400 раз. С помощью этой технологии врач во время сеанса видеоконференцсвязи получает оцифрованное изображение точно в таком же виде, как если бы он смотрел на него через окуляр микроскопа. Таким образом, чтобы подтвердить или уточнить сложный диагноз, больше не нужно возить стеклопрепараты через всю страну.

Телемедицина — это дорога с двухсторонним движением. С одной стороны, специалисты краевого онкодиспансера могут обращаться в федеральные НМИЦ за экспертным мнением, с другой — они сами становятся экспертами для диспансеров Бийска и Рубцовска, центров амбулаторной онкологической помощи и для первичных медицинских организаций.

Главное преимущество, которое дают телемедицинские консультации, — это сокращение времени на принятие решения в трудных, нетипичных или спорных ситуациях. Раньше для этого требовалось физически доставить все необходимые документы и результаты обследования экспертам федерального центра, порой процесс мог затянуться на несколько месяцев. Благодаря телемедицине появилась возможность в течение нескольких дней решить эти вопросы, а значит, как можно раньше начать лечение.

  • Надежда Тиунова
  • Места
  • Барнаул