По воде плыла детская коляска: очевидец рассказала о трагедии на барнаульском Ковше 65 лет спустя

По воде плыла детская коляска: очевидец рассказала о трагедии на барнаульском Ковше 65 лет спустя

Недавно «МК на Алтае» писал о старом речном вокзале в Барнауле. В материале упоминалась трагедия 1957 года, когда паром с людьми перевернулся на Ковше и многие утонули. С нашей редакцией связалась читательница Юлия Григорьева, которая была очевидцем тех событий. Тем летом она готовилась пойти в первый класс и уговорила отца прокатить ее на кораблике. Юлия Леонидовна рассказала подробности той загадочной истории, которая со временем стала городской легендой.

Мост, который построили после катастрофы. barnaul.org

«Я буду лошадкой, а ты залезь мне на спину»

В 1950-х местные жители купались и загорали на песке в районе Ковша. Отдыхающие часто переходили на противоположный берег острова Отдыха, в то время практически голого, не заросшего деревь-ями. Там разбили городской пляж, а добраться туда можно было либо в обход через дамбу по улице Промышленной в жару, либо, как чаще всего и бывало, на паромах и лодках.

Большая часть отдыхающих предпочитала пересекать Ковш на пароме, который перевозили два катера-буксира. Так продолжалось до июля 1957 года, пока на Ковше не произошла страшная трагедия. В то лето стояла небывалая жара. Зной, духота и пыль гнали барнаульцев на городской пляж. В тот злосчастный день один из катеров сломался, и паром не следовало эксплуатировать. Но на причале находилась важная шишка, который под угрозой больших проблем заставил водителя-моториста единственного рабочего катера везти паром на одном буксире. Водитель проявил малодушие и, нарушая технику безопасности, повез паром, забитый людьми под завязку, через Ковш. Дальше показания свидетелей разнятся. Одни говорят, что подул очень сильный ветер, другие во всем винят перегрузку (большая часть людей скопилась в районе одного из бортов), но из-за крена паром перевернулся. Вместо того чтобы перебежать на другую сторону, люди еще больше налегли на накренившийся борт…

«Это случилось за неделю до моего семилетия, — вспоминает Юлия Григорьева. — Родители молодые, по 27 лет им, обычно возили меня и младшего братика на Обь, отдохнуть на Ковше. Стоял жаркий июль. И перед днем рождения и началом учебного года я очень просила прокатить меня на кораблике. Хотели ехать вчетвером. Но брат заболел, и мама осталась с ним. А я давай настаивать, чтобы отец повез меня…

Народу на пароме тьма. Явно был большой перегруз. Запихались под завязку, ехали стоя впритык. Почему так много людей? Скорее всего, был выходной. Это точно было утро — до полудня. В то время я это все воспринимала как игру, ведь была ребенком. Особенно хорошо помню страшный скрежет металла, грохот, шум. Сейчас бы я сказала, что была паника. Но тогда я этого слова не знала и думала, что так надо.

Скрежет, грохот все накренилось, но мой папа быстро оценил ситуацию. «Дочка, я буду лошадкой, а ты залезь мне на спину и держись за горло», — сказал он. Я его чуть не задушила, так крепко держала. И он спрыгнул в воду и поплыл, а я все думала, что мы так играем. Переплыл Ковш легко. Прыгнул грамотно. Туда, где нет людей. Иначе бы за него хватались. А хватались там многие друг за друга. Были крики и стоны. Когда переплывали, я лично видела много народу в воде, а еще по Ковшу плыла детская коляска. Это особенно врезалось в память. Потом мы сразу пошли домой. Нас никто не задерживал».

Всплывшие трупы доставали баграми

Говорят, что водитель буксира успел вовремя отсоединить катер и быстро выплыть из-под переворачивающегося судна, предоставив возможность утопающим спасаться самостоятельно. Вроде и место в Ковше неглубокое, а ширина протоки всего метров 150, да и вода стоячая, но в панике люди начали топить друг друга. Стоит отметить, что на пароме были старики, женщины, дети и даже грудные младенцы.

Многие, барахтаясь в куче из людских тел, так и не смогли спастись. К ним подплывали на лодках, но в панике утопающие, цепляясь за все что можно, переворачивали их. Дальнейшая судьба начальника, настоявшего на перевозке, неизвестна. Власти отчитались, что погибло всего 15 человек, хотя по неофициальной версии утонуло гораздо больше. По воспоминаниям местных жителей, водолазы еще несколько дней вылавливали трупы из протоки Ковша. Примечательно, что история не попала на страницы местных газет и не озвучивалась по радио, а сохранилась лишь в воспоминаниях очевидцев.

«Дома мы старались про это не вспоминать, я узнала подробности, когда повзрослела, — продолжает Юлия Леонидовна. — Отец рассказал, как все происходило. По его оценке, на пароме было человек 500, и утонуло из них 200. Потом он вернулся на это место, на следующий день. Там ныряли водолазы. А также люди, которые собирали всплывшие трупы баграми и подтягивали их к берегу. У родителей была сталинская закалка: лучше молчи, а то хуже будет. Поэтому мы не болтали на эту тему. Потом, конечно, ходили слухи. Никто не верил, что погибли всего 15 человек. Этот случай как будто задал тон всей моей жизни. Я работала в правоохранительных органах, часто попадала в смертельно опасные ситуации. Но все равно, мне кажется, страшнее того утра на Ковше я не встречала…».

Мост, которого нет

Вскоре по проекту ленинградских архитекторов над Ковшом начали строить подвесной мост на четырех опорах. Его сдали в эксплуатацию через год — летом 1958-го. По нему люди могли перейти на более чистый берег протоки, не боясь за свою жизнь.

В 1970 году мост закрыли. Он устарел и вскоре разрушился. Еще одна причина закрытия всего пляжа на Ковше — ухудшение экологической ситуации. Вода в протоке стала грязной. Люди искренне возмущались решением властей лишить их моста и пляжа и, несмотря на запреты, продолжали ходить на тот берег в обход по улице Промышленной, купались на левой стороне или в Оби.

Лишь в 1980 году в Барнауле появится новый оборудованный пляж «Лесной пруд», который закроют на рубеже веков. До наших дней от подвесного моста сохранились только опоры, которые «обнажаются» ближе к осени, когда вода спадает. В ближайшее время Ковш планируют засыпать и построить на этом месте несколько высотных домов.