«За надежность надо платить». Один из топ-менеджеров СГК — о нюансах алтайских проектов и потребительском экстремизме

«За надежность надо платить». Один из топ-менеджеров СГК — о нюансах алтайских проектов и потребительском экстремизме

Екатерина Степина, директор по взаимодействию с госорганами СГК, любит все подвергать сомнению. Она часто не дает однозначных ответов, потому что «надо считать». В Барнаул она приехала посмотреть, как идут проекты, реализуемые по методу «альтернативной котельной». А побывав на круглом столе и услышав положительные отзывы, тут же засомневалась: так ли уж все хорошо? Altapress.ru поговорил с ней о трудных вопросах теплоснабжения, окупаемости инвестиций, горячей воде и немного поспорил.

Екатерина Степина. Анна Зайкова.

Непредвиденные последствия

— Екатерина Андреевна, позволю себе вернуться к началу — к переустройства теплоснабжения в Рубцовске. Начали вы проект экстренно, прорабатывать все детали не было времени. С какими непредвиденными обстоятельствами столкнулись?

— Есть такой фильм — «Васаби». Умершая возлюбленная героя оставляла ему знаки, и однажды он находит табличку со словами: «Где все началось, там все и закончится». Вот и у нас тоже ощущение, что самый последний рубль инвестиций мы вложим в Рубцовске, хотя там мы начали раньше, чем где бы то ни было.

В чем проблема? В том, что до начала проекта нас там не было. Одно дело — несколько лет работать на территории — тогда ты знаешь о ней все. Другое — когда ты приехал, посмотрел и уехал. Когда мы начали работать в Рубцовске, оказалось, трубы лежат в воде — уровень грунтовых вод тогда был очень высокий.

Полтора-два месяца мы откачивали воду, а она появлялась снова. А каждый день простоя делал работы дороже. Плюс нужно было завозить бригады строителей со всех наших регионов (а мы не представляли, как много времени это потребует), где брать вагончики для городка строителей. Просто не было опыта. Очень много было нюансов, о которых мы даже не догадывались.

«За надежность надо платить». Один из топ-менеджеров СГК — о нюансах алтайских проектов и потребительском экстремизме Митинг в Рубцовске Пресс-служба КПРФ Алтайского края

— На круглом столе, на котором обсуждались будущие проекты в теплоснабжении, вы сказали: «Рубцовск — наша боль». Почему?

— Проект оказался сложным и трудноокупаемым. В первый год тарифы на тепловую энергию в Рубцовске подняли на 25% (тогда это еще не было оформлено как альтернативная котельная). И мы думали, что дальше, наверное, нам хватит ежегодного повышения на уровень инфляции. Ключевое слово: «наверное».

Цену для потребителей, как вы знаете, мы объявляем в декабре на следующий год. На 2022 год была заложена инфляция 4,4% — а мы ориентируемся на прогноз социально-экономического развития Минэкономразвития.

Фактическая инфляция в текущем году — 13,4%. При этом цены на материалы и подрядные работы выросли на 30%. В декабре 2021 года, конечно, можно было предположить, что начнется спецоперация. Но как она отразится на инфляции, никто не знал.

Альтернативная котельная (альткотельная) — это неофициальное название метода расчета цен на тепло. Это способ определения цены и модель отношений между участниками рынка тепла. Речи о строительстве реальной котельной — не идет. Новый принцип утверждён Федеральным законом от 29 июля 2017 г. N 279-ФЗ

«За надежность надо платить». Один из топ-менеджеров СГК — о нюансах алтайских проектов и потребительском экстремизме Екатерина Степина. Анна Зайкова.

Отложенная окупаемость

— По концессионному соглашению вы должны были инвестировать в Рубцовске 2 млрд рублей. И тарифы рассчитали, исходя из этих инвестиций. А вложили 2,7 млрд. Эти 700 млн, получается, никогда не окупятся?

— Они окупятся, но период окупаемости ближе к 25 лет вместо 12, на которые мы рассчитывали. Вообще, все проекты в теплоснабжении имеют долгий срок окупаемости. Нет таких, в которых вложения вернулись бы за один-два года.

Почему государство никак не может приступить к масштабной программе модернизации теплоснабжения? Именно потому, что результат будет неизвестно когда. И мы очень благодарны предыдущему губернатору Александру Богдановичу Карлину, потому что он поверил в модель альтернативной котельной. Его уже нет во главе региона, а модель работает.

— В Рубцовске ставилась задача спасти город. Но вы же коммерческая компания. А предпринимательская деятельность основана на получении прибыли. Вы ее получили?

— Мы сознательно вкладываем максимальный объем денег в первые три-четыре года — идет такой «горб» инвестиций. Если взять весь Алтайский край, то уже больше 60% инвестпрограммы выполнено. Поэтому пока отдачи нет — в данный момент тепловой бизнес убыточный в целом по СГК.

«За надежность надо платить». Один из топ-менеджеров СГК — о нюансах алтайских проектов и потребительском экстремизме Совет директоров СГК проинспектировал модернизацию Южной тепловой станции в Рубцовске.

Но мы и не ожидали, что эти проекты скоро принесут прибыль — для этого надо было бы резко увеличить цены. А мы стараемся избегать ценовых скачков — нам не нужно, чтобы потребители уходили от нас и начали строить собственные теплоисточники.

В последующие годы объем инвестиций будет поддерживаться на определенном уровне, и компания начнет получать возврат доходности.

— То есть теплоснабжение станет прибыльным?

— По нашим расчетам, должно стать. За счет модернизации, за счет снижения потерь и работы с потребителями по наладке системы — когда не надо делать перерасчеты за некачественное теплоснабжение и платить штрафы. Постепенно мы к этому идем.

Потребительский экстремизм

— В Рубцовске вы получили массу исков по горячей воде. Ну и в самом деле -сливать воду из горячего крана иной раз приходится по полчаса. Насколько типична это проблема?

— С горячей водой в целом в стране большие проблемы. Рубцовск почему самый показательный? Когда мы рассматривали схемы теплоснабжения для городов такого масштаба, мы увидели, что рубцовская система уникальна.

«За надежность надо платить». Один из топ-менеджеров СГК — о нюансах алтайских проектов и потребительском экстремизме В Рубцовске проходит переустройство теплоснабжения. 6 июля 2017 года. Надежда Юрченко

Она изначально смонтирована без циркуляции — проложена одна ниточка, без обратного трубопровода, и циркуляция происходит за счет того, что люди открывают кран и сливают воду в канализацию.

В советское время ресурс стоил копейки, тракторный завод списывал ее на себестоимость. Сегодня же по одной нитке поставить горячую воду надлежащего качества невозможно в принципе — нужно подвести обратный трубопровод к каждому дому. А затем ремонтировать его и нести дополнительные потери.

— Сколько может стоить такое строительство?

— Чтобы построить обратный трубопровод в Рубцовске, надо еще 3 млрд рублей. И здесь возникает вопрос: надо ли готовить воду на станции, а затем с расстояния несколько километров толкать ее до жилого дома? Можно вложить в трубопроводы деньги и выставить населению счет. Но нужна ли людям горячая вода по такой цене?

— Почему, на ваш взгляд, жители не восприняли ваш вариант приготовления горячей воды — индивидуальные тепловые пункты в каждом доме?

— В Рубцовске 654 дома. Из них только 65 домов провели собрание по проблеме горячей воды. Протоколы общих собраний показывают: проблем с горячим водоснабжением у населения нет — в квартирах стоят водонагреватели.

«За надежность надо платить». Один из топ-менеджеров СГК — о нюансах алтайских проектов и потребительском экстремизме Екатерина Степина. Анна Зайкова.

А вот со стороны управляющих компаний мы видим потребительский экстремизм. Они замеряют параметры на входе в дом, говорят, что они ниже нормативных и предъявляют нам претензии.

— Им же не запретишь подавать иски в суды.

— Горячее водоснабжение в России — это дитя без глаза. Оно и в законе о водоснабжении ненормально регулируется, и в законе о теплоснабжении тоже. А самого по себе горячего водоснабжения в понимании энергетики не существует. Есть холодная вода, есть ее подогрев, и это два разных процесса.

Поэтому на следующие два-три года у меня задача — привести в порядок законодательство. Чтобы в нем появилось понятие и централизованного горячего водоснабжения, и децентрализованного, которое тоже может быть экономически выгодно. На мой взгляд, в законодательстве должна быть исключена возможность для вот такого потребительского экстремизма.

«За надежность надо платить». Один из топ-менеджеров СГК — о нюансах алтайских проектов и потребительском экстремизме В подвале многоквартирного дома. Анна Зайкова

Долгий процесс

— Если помните, в Риге снесли все центральные тепловые пункты и установили в домах индивидуальные. Может, так и надо?

— Знаете, в чем была прелесть в Латвии? Деньги на модернизацию были чужие и безвозратные. Когда деньги чужие и бессчетные, можно понавтыкать ИТП в каждый дом. К тому же европейские фонды давали деньги на то, чтобы их же оборудование и закупили. Интересно было бы узнать, сколько стоит обслуживание ИТП — ведь эти расходы кладутся на дом.

— А вы к чему склоняетесь — в централизованному приготовлению горячей воды или к децентрализованному?

— Везде, на каждом объекте, надо считать. Там, где есть система горячего водоснабжения с прямым и обратным трубопроводом, построенная еще в советское время, возможно, именно централизованное эффективнее.

Я как-то провела такие расчеты: если всей стране, включая семьи оленеводов в тундре, купить водонагреватель с баком-накопителем на семью из трех человек, это будет дешевле, чем восстанавливать горячее водоснабжение, а потом еще каждый год перекапывать, ремонтировать, обслуживать эти трубы.

Наверное, мир идет правильным путем — везде, как правило, горячая вода готовится в точке водоразбора. Но я не говорю, что это позиция компании в целом.

«За надежность надо платить». Один из топ-менеджеров СГК — о нюансах алтайских проектов и потребительском экстремизме Кран, вода. Открытые источники в Интернете (СС0)

— Когда здесь могут появиться понятные правила игры?

— Не думаю, что раньше, чем через четыре-пять лет. Нужно научиться рассчитывать экономическую целесообразность того и другого варианта, а этот механизм расчета еще нужно изобрести. Как только он появится, мы будем его представлять и объяснять всем — депутатам Госдумы, Минстрою, ФАС, регионам. А это долгий процесс.

Идеальный метод

— Много лет энергокомпании вкладывали в тепловые сети недостаточно, трубы старели, аварийность росла. Тут изобрели способ формирования цены тепла — альтернативную котельную — и сразу стали вкладывать. Не верится, что дело только в этом.

— Но это так и есть.

— То есть единственное, чего не хватало энергетикам, это понятного, долгосрочного тарифа и чтобы им не срезали экономию?

— В общем да. Традиционная система утверждения тарифов была не нормальная. Чем больше ты экономишь, тем ниже у тебя цена. Чем больше новых домов подключил, тем больше у тебя увеличился полезный отпуск и тем ниже твой тариф. Возникает вопрос — зачем что-то вкладывать?

И самый эффективный способ — быть неэффективным. Вы же слышали, что самые высокие тарифы в Барнауле были у МУП «Энергетик». После того, как мы зашли на территорию, где он работал, тепло стало на 47% дешевле. Вот что это? Чем хуже ты работаешь, тем лучше у тебя с выручкой и тарифом.

«За надежность надо платить». Один из топ-менеджеров СГК — о нюансах алтайских проектов и потребительском экстремизме Поселок Южный переключили на теплоснабжение от ТЭЦ Архив СГК

— Но все-такие по каким-то причинам энергокомпании вкладывали инвестиции даже в тех условиях?

— Как в законодательстве? Кто-то должен утвердить инвестиционные программы компании — а право утвердить инвестпрограммы дали органам регулирования. А он в первую очередь пытается выяснить, эта программа вообще посильна потребителям?

Как правило, заключение одно: да ну их, эти инвестиции — они все равно повлекут за собой рост тарифа. И никому в тариф их не включают. Утвержденных инвестиционных программ за счет прибыли практически не существует.

Они, в основном, реализуются за счет амортизации. А амортизация, если ты не вкладываешь чуть больше, падает. Не было вложений — соответственно, нет амортизации и источника для новых инвестиций. Альткотельная — на мой взгляд, идеальный метод регулирования. Она прозрачная.

«За надежность надо платить». Один из топ-менеджеров СГК — о нюансах алтайских проектов и потребительском экстремизме Коррозия труб. vk.com/sibgenco

Плата за надежность

— Тем не менее сначала тепловая энергия в Рубцовске подорожала существенно, люди довольны не были. Как вы с этим справились?

— На примере Рубцовска мы увидели: если людям объяснить, за что они платят, то это не вызывает ощущения, что ты обманут. Хотя да, может вызвать огорчение, что надо платить больше. Когда люди увидели, что у них появилось отопление в квартирах, не было же митингов, не перекрывали же дороги.

Никто не хочет, чтобы у него под Новый год отключилась горячая вода или отопление. Все хотят надежность, а за надежность надо платить. И на наш взгляд, это не такая большая цена в нашей стране за то, чтобы отопление было надежным.

— Как часто тарифы и цены проверяет прокуратура?

— Запросы приходят регулярно: покажите динамику цен, покажите материалы, которые вы сдали в орган тарифного регулирования. Там, где у нас введена ценовая зона, мы отвечаем, что уже не сдаем материалы по фактическим затратам.

В постановлении правительства № 1562 есть формула расчета предельной цены, она несложная — проверить расчеты прокуратура в состоянии. Органы прокуратуры теперь лучше понимают, что мы никаких лишних документов не принесли, не запутали орган регулирования в расчетах, и нам ничего лишнего не дали, как это все любят подозревать. Все расчеты полностью прозрачные.

«За надежность надо платить». Один из топ-менеджеров СГК — о нюансах алтайских проектов и потребительском экстремизме Екатерина Степина, СГК. Анна Зайкова.

— В этом смысле можно порадоваться за прокуратуру.

— А мы за орган регулирования очень радуемся. Мы же раньше каждый год газелями отвозили туда коробки с документами. По одной ТЭЦ, по другой ТЭЦ, по сетям. По Рубцовску отдельно, по Бийску отдельно. И орган регулирования вынужден был это все отсматривать. Каждый рубль подвергается тщательной проверке, даже если это командировочные расходы в 1200 рублей на человека.

Как-то мы судились с органом регулирования в Хакассии и отправили документы почтой. А ведь их надо не только на почте забрать и привезти — еще и поднять в кабинет. Мне до сих пор неловко, что мы так сделали — в органе регулирования одни женщины работают.

Государственные инвестиции

— Правительство распорядилось поднять тарифы с 1 декабря на 9%. СГК это тоже касается? У вас же не тарифы, а цены, и, к тому же, график их повышения утвержден.

— Тяжело ответить. Дело в том, что поручение премьер-министра, озвученное СМИ, еще не подкреплено постановлением правительства. А этот документ готовится очень долго — надо перекроить все законодательство.

Если прочитать поручение буквально, то такие, как мы, организации, работающие в ценовых зонах, остались бы без роста и с 1 декабря, и с 1 июля и с 1 января 2024 года — если, конечно, не внести изменения в законодательство.

«За надежность надо платить». Один из топ-менеджеров СГК — о нюансах алтайских проектов и потребительском экстремизме Южная тепловая станция в Рубцовске, входит в СГК. @sibgenco.ru

Согласитесь, было бы странно, если б те, кто работает на тарифах и не делает инвестиций, получили бы повышение. А те, кто инвестирует по альткотельной, нет. Сейчас все ресурсоснабжающие организации ждут выхода постановления.

— Объясните, как получается, что цены на материалы выросли на 30%, а вы не уменьшили объем вложений? Откуда деньги?

— Мы уже в феврале понимали, что бюджетное софинансирование инвестиционных программ станет возможным. И начиная с марта начали проводить подбор объектов, которые могут попасть в федеральную программу.

В итоге получили льготное кредитование из Фонда национального благосостояния на 9 млрд рублей на 10 до 15 лет (в зависимости от объекта) под 3,5% годовых. Это и помогло не снизить объемы.

— В самом деле, если государству и вкладывать бюджетные деньги, то в инфраструктурные объекты…

— Мы много лет убеждали государство, что вложения в инфраструктуру быстро окупаются, потому что приносят рост налоговых поступлений, занятости, энергоэффективности, стимулируют новые производства, импортозамещение. Это у нас длительные сроки окупаемости — у государства короткие.

И вот в этом году у государство исчезла возможность инвестировать в иностранные активы. И стало поняло: можно вкладывать внутри страны и получать отдачу. Не было бы счастья, да несчастье помогло.

«За надежность надо платить». Один из топ-менеджеров СГК — о нюансах алтайских проектов и потребительском экстремизме Капремонт теплосети в Барнауле. vk.com/sibgenco

Большая неопределенность

— Не могу не спросить о будущем. Те миллиардные вложения, которые сейчас сделали по альткотельной, позволяют остановить старение теплосетевого комплекса и, может быть, немного развернуть тенденцию. А что дальше, когда проект завершится?

— Мы уже готовим стратегию на следующие 10 лет. Здесь есть проблемы, потому что мы не знаем ни инфляцию, ни цены на энергоносители, ни планы развития «Газпрома» внутри страны.

Непонятно, будет ли вводиться углеродный налог, нужно ли улавливать углекислый газ или нет. Это все достаточно критичные для угольных станций вещи. Свои работы мы можем спрогнозировать, а как они окупятся, непонятно. Так что здесь есть большая неопределенность.

— Почему вам важно, что будет делать «Газпром» — вы же используете уголь? Я слышала от газовиков, что уже весной, скорее всего, начнется строительство «Силы Сибири 2», сейчас идет проектирование.

— А по какому маршруту пройдет «Сила Сибири -2»? Мы этого не знаем. Придет ли газ в Красноярск? Если придет, появляется конкуренция между углем и газом, и это тоже меняет наши планы.

«За надежность надо платить». Один из топ-менеджеров СГК — о нюансах алтайских проектов и потребительском экстремизме Екатерина Степина, СГК. Анна Зайкова.

— СГК сегодня работает в трех самых крупных города Алтайского края. А лет пять назад вы заявляли, что проложит трубу в Новоалтайск. Этот проект оставлен или отложен?

— Мы просчитывали его. Но когда властям принесли расчет цены тепловой энергии, темпов ее роста и объема вложений, в том числе бюджетных, они пришли к выводу, что этот проект не потянуть. Там есть и другие нюансы.

Пришлось бы делать прокол под железной дорогой (а согласовать его с РЖД — очень долгая история), пройти ленточный бор, с чем связаны дополнительные экологические риски. Кроме этого, Барнаул достаточно быстро строится и сегодня надо было бы заново считать, хватит ли барнаульским ТЭЦ мощностей электростанций для отопления Новоалтайска.

— Я как-то видела расчеты, что для малых городов проекты по альткотельной не подойдут, потому что цена тепловой энергии слишком высокой.

— Есть в этом доля истины. Любой проект окупается при достаточности выручки: чем больше потребителей, тем больше может быть прибыль и тем короче сроки возврата инвестиций. Есть небольшие города, в которых можно заниматься теплоснабжением, но нас в такие не зовут — там есть кому этим работать.

«За надежность надо платить». Один из топ-менеджеров СГК — о нюансах алтайских проектов и потребительском экстремизме Яровская ТЭЦ. Минпромэнерго АК.

Есть города, в которых все достаточно плохо, но без бюджетных вливаний такие проекты «не летают». Мы предлагали в Яровом заключить концессионное соглашение с платой концедента. Но власти от него отказались.

А в Белово Кемеровской области, где мы заключили концессионное соглашение, мы получили из федерального бюджета около 300 млн. На эти деньги протянули трубу от Беловской ГРЭС и запитали от нее большой городской округ. До этого тепло от электростанции получал лишь небольшой поселок, а в самом городе была целая куча дымящих муниципальных котельных.

«За надежность надо платить». Один из топ-менеджеров СГК — о нюансах алтайских проектов и потребительском экстремизме Екатерина Степина. Анна Зайкова.

Кто такая Екатерина Степина

  • Директор по взаимодействию с государственными органами СГК
  • Родилась 30 апреля 1975 года.
  • В 1997 году окончила Пермский госуниверситет по специальности «юриспруденция», диплом с отличием.
  • В 2001 году получила второе высшее образование по специальности «менеджмент организации» в Уральской академии госслужбы, диплом с отличием.
  • Занимала руководящие должности в энергокомпаниях России.
  • С 2004 по 2007 годы возглавляла муниципальное управление ЖКХ администрации Перми.
  • В СГК работает с февраля 2013 года.
  • Надежда Скалон
  • Места
  • Барнаул
  • Бийск
  • Рубцовск