Бросить все. Как живут и о чем тоскуют барнаульцы, уехавшие в Казахстан от мобилизации

Бросить все. Как живут и о чем тоскуют барнаульцы, уехавшие в Казахстан от мобилизации

После начала частичной мобилизации в Казахстан устремились потоки россиян — въехали сюда уже больше 200 тыс. граждан России. Никто не знает, сколько из них точно поедет дальше. Сколько вернется назад или навсегда останется на новом месте — этого порой не понимают и они сами. Ясно то, что все они уехали от мобилизации и теперь должны полагаться, в первую очередь, на себя — как, собственно, те двое барнаульцев, с которыми поговорил altapress.ru. Вот их истории.

Отъезд. unsplash.com

История первая — про ремесленника Олега, который давно мечтал об отъезде и перебрался в Семей

42-летний барнаулец Олег свою судьбу изменил, можно сказать, мгновенно. «Был обычный рабочий день — по-моему, 26 сентября, время обеда, я решил, что уезжаю», — вспоминает он.

Уже на следующее утро он закинул в машину минимум теплых вещей (куртку-брюки-ботинки) и поехал к границе. Один.

Дома остались жена, двое дочек, черный кот… и рыбки в аквариуме. «Большая семья, — смеется он. И объясняет. — Я их очень люблю и не хотел бы покидать. Но жена сказала, что не бросит родителей».

Бросить все. Как живут и о чем тоскуют барнаульцы, уехавшие в Казахстан от мобилизации У КПП «Веселоярск», на границе с Казахстаном. Телеграм-канал «Релокация в Усть-Каменогорск, Семей».

Ни обысков, ни допросов

От Барнаула до границы Олег добрался за шесть часов. Переход на ту сторону занял еще восемь. Поначалу казалось — очередь небольшая: штук 30 автомобилей в колонне, включая грузовики.

Но, как выяснилось, легковые машины пропускают в последнюю очередь — сначала пешеходов, мотоциклистов, фуры и автобусы.

«Автобусы вообще в очереди не стояли — подъезжали к КПП, им отдельно открывали ворота и пропускали. Пешеходов было очень много — особенно много парней лет 18−25», — рассказывает он.

Олег вспоминает: когда поехал, опасался, что границы закроют. Но на границе не встретил ни обысков, ни «допроса с пристрастием».

«Мне задали стандартные вопросы: куда еду, из какого города, по какой причине. Люди отвечали — по работе или к родственникам. Прошел одну границу, вторую границу — везде были очереди», — вспоминает он.

Бросить все. Как живут и о чем тоскуют барнаульцы, уехавшие в Казахстан от мобилизации Двусторонний автомобильный пропускной пункт. Граница с Казахстаном. yandex.ru/maps/org

Конечной точкой маршрута Олега был Семей (до 2007 года — Семипалатинск). Особо выбирать-то ему и не пришлось: в этом городе у него родной человек — тетя. «Приехал ночью, меня уже ждали. Накормили и спать уложили. Эти родственники — они мне как друзья», — говорит он.

Готовился два года

Вообще-то, собеседник altapress.ru уже года два размышлял об эмиграции — «готовил семью к эвакуации», так он это определяет. Причины были, скажем так, политические.

Накануне дня «Х» поступил тревожный звонок — знакомый сказал, что посты Олега в соцсети привлекли внимание «органов». Для Олега это был, что называется, волшебный пендель.

Ну, а после первых сообщений об ошибочно мобилизованных он понял: ожидать можно «чего угодно». Тогда и сорвался с места, хотя, как он считает, его-то призвать и не должны были.

Бросить все. Как живут и о чем тоскуют барнаульцы, уехавшие в Казахстан от мобилизации В городе Семей (Бывшем Семипалатинске). Фото Олега К.

«У меня категория В (ограниченно годен. — Прим. Altapress.ru), я никогда не служил, при этом у меня язва желудка и что-то с позвоночником — раза четыре в год так прихватывает, что ходить не могу. Но я видел, каких забирают», — объясняет он.

Косых взглядов не встречал

На новом месте Олег живет чуть больше недели и, похоже, еще только осваивается, еще только осознает свое новое положение. Таких, как он в Казахстане, вообще-то, много — Олег пока встретился с одним.

«Это был айтишник из Ханты-Мансийска. 24 года. Работал на нефтяную компанию и тоже решил уехать в Казахстан. Сказал, что многим его коллегам пришли повестки — там, на северах, много мужчин», — рассказывает собеседник altapress.ru.

Бросить все. Как живут и о чем тоскуют барнаульцы, уехавшие в Казахстан от мобилизации Горой Семей в Казахстане. unsplash.com

На вопрос, как в Казахстане относятся к многочисленным русским мигрантам, он отвечает: «Косых взглядов не встречал, отрицательного отношения не заметил. Может, покажется странным, но к русским здесь испытывают даже большее уважение».

Да и как иначе — в городе Семей русских немало. По-русски здесь говорят все или почти все, у многих магазинов и улиц — русские названия, а в самих магазинах работают все нации вперемешку. На днях не смог завести машину (сел аккумулятор) — помог дружелюбный сосед-казах.

Взял с собой «удочку»

Кроме любимой семьи и хороших друзей, в Барнауле у Олега остался налаженный микро-бизнес. Здесь, на Алтае, он изготавливал наружную рекламу, вывески, визитки и все такое.

Сам он, впрочем, называет себя не бизнесменом, а ремесленником, и о своем деле и клиентах готов говорить долго. Хотя… Ведь все теперь в его жизни кардинально изменилось. «Это сюжет для целого фильма», — считает он.

В Барнауле «на хозяйстве» он оставил сотрудника, а в Казахстане сразу взялся помогать родным по дому. «Сижу на крыше, перекрываю верандочку», — написал он в ответ на просьбу рассказать, чем занимается.

Бросить все. Как живут и о чем тоскуют барнаульцы, уехавшие в Казахстан от мобилизации Одна из улиц города Семей. Из архива altapress.ru

Из Барнаула он взял с собой кое-какие инструменты: «Это моя „удочка“», — говорит он (в том смысле, что удочка, естественно, лучше рыбы). А вот что делать дальше, пока не знает — думает.

«В житейском плане мне здесь хорошо. Живу у родных. Цены здесь повеселее, чем в Барнауле, и жизнь, по-моему, дешевле, чем в России. Но без семьи тяжеловато. Получится ли вытянуть ее сюда? Не знаю… Ходят слухи, что в октябре начнется вторая волна призыва. Слежу за происходящим, может, и сделаю какие-то выводы, но позже. В общем, осел я в Казахстане на неопределенное время».

Бросить все. Как живут и о чем тоскуют барнаульцы, уехавшие в Казахстан от мобилизации Пункт пропуска в Казахстан. ВК: Курган NEWS45.

История вторая: про Илью, который стал пацифистом и перебрался в Усть-Каменогорск

Барнаулец Илья (имя изменено) недавно перебрался в Новосибирск — там и встретил новость о частичной мобилизации. В армии он отслужил не так давно, но стал пацифистом — потому и принял решение временно уехать в Казахстан.

Добираться решил с помощью трансфера: до погранперехода на микроавтобусе, там пешком через границу, а на той стороне — на другом микроавтобусе до пункта назначения.

По словам Ильи, за девять часов до отъезда перевозчик поднял цену на 40% — с 3 тыс. до 5 тыс. рублей. Но тут уж выбирать не приходилось — он и согласился. В микроавтобусе ехали 20 пассажиров: 19 парней и всего одна девушка, которая возвращалась к себе домой.

Бросить все. Как живут и о чем тоскуют барнаульцы, уехавшие в Казахстан от мобилизации Мужчина с чемоданом. CC0

Инцидент на границе

В очереди на границе к тому времени скопилось около сотни автомобилей. Саму границу Илья прошел быстро — помимо большой автомобильной там была отдельная очередь для таких, как он, пешеходов.

На российской стороне эмигрантов встречали два пограничника — один из них спросил про военную службу и военный билет. Пропустили всех, кто хотел, — заняло это около получаса.

А вот на казахской стороне, на выходе из КПП, релокантов поджидали многочисленные «таксисты» — они навязчиво предлагали отвезти в ближайший город за 5 тыс. рублей. Огромные деньги, вообще-то, — если сравнить с временем до мобилизации.

Эти таксисты большой толпой окружали вновь прибывших и чуть ли не накидывались на них, утверждая, что никакого трансфера для них не будет. Говорили: раз «приехал в чужую страну — нечего выделываться». По словам барнаульца, «это был практически рэкет».

Бросить все. Как живут и о чем тоскуют барнаульцы, уехавшие в Казахстан от мобилизации Набережная Иртыша в Усть-Каменогорске. ВК: Татьяна Осинина.

Когда за пассажирами приехал водитель трансферного микроавтобуса, «таксисты» окружили его и чуть ли не волоком вытащили из машины, угрожая ее сжечь.

Тот ретировался и уехал один — но вскоре вернулся с нарядом полиции, которая и навела порядок. Но свой транспорт дождались не все — кто-то все-таки уехал с «таксистами».

Держатся вместе

В Усть-Каменогорске, куда прибыл Илья, аренда жилья за короткое время выросла чуть ли не втрое, поднялись и цены в магазинах, отмечает он.

В казахстанских госорганах он встретил толпы русских, оформляющих документы и получающих ИИН (аналог нашего ИНН). «Как будто в Россию вернулся», — говорит молодой человек. Очереди были и в салоне сотовой связи — за местной сим-картой он простоял минут 15 — не меньше.

Приезжих в городе, вообще, много. «Кто-то едет дальше в Турцию, кто-то в Европу, а кто-то планирует в Казахстане осесть. Многие рассказали, что уезжали из России, бросив все и сорвавшись с места», — вспоминает Илья.

Бросить все. Как живут и о чем тоскуют барнаульцы, уехавшие в Казахстан от мобилизации Усть-Каменогорск. ВК: Мария Пекур.

При этом приезжие стараются «кучковаться» — держаться вместе. Илья видел много объявлений о совместной аренде жилья. В целом, отмечает он, «народ живет гораздо дружнее, чем в России, — потому что здесь чужая страна, все стараются выжить».

А вот местные порой пытаются нажиться: Илья сокрушается, что в обменнике валют его обманули.

Параноидальное чувство

Привыкать к новой стране тяжело, говорит Илья. Здесь другие магазины, иная инфраструктура и совсем другие правила жизни. К тому же курс тенге постоянно меняется — непросто понять, сколько стоит национальная валюта сегодня.

Не хватает некоторых привычных вещей — например, сайта объявлений «Авито». Здесь есть местный аналог, но он работает и устроен значительно хуже.

Враждебности по отношению к себе молодой человек не ощущает. Но у него часто возникает… «параноидальное чувство» (так его описывает Илья), будто все смотрят на него, как на приезжего, из-за чего отношение к нему может испортиться.

Бросить все. Как живут и о чем тоскуют барнаульцы, уехавшие в Казахстан от мобилизации Отъезд. Трудовая миграция. Pixabay.com

Хотел бы вернуться

У Ильи в Новосибирске осталась девушка. «Да вся моя жизнь осталась в Новосибирске. С собой я забрал лишь небольшой чемодан с одеждой и старенький ноутбук для работы», — объясняет он.

Он работает на удаленке, читает, рисует, смотрит видео. Но стоит только прерваться и остаться наедине с самим собой хотя бы на пять минут, как его накрывает тоска.

«Порой хочется просто взять и вернуться домой, — не скрывает Илья. — Но я понимаю, что угроза мобилизации не отступила. И все неопределенно и непонятно».

Факт

С 21 сентября в Казахстан въехали более 200 тысяч человек, сообщали власти страны. Из них 147 тысяч выехали, отмечает Lenta.ru.

  • Павел Запруднов
  • Надежда Скалон
  • Места
  • Барнаул